16:21 

Веронская история - 2: время попаданцев

Санита
Каждый суслик - агроном.
И снова добро пожаловать в пьесу альтернативно адекватного аффтара. Как всегда, по мюзиклам, как всегда, кроссовер (РиДж, "Элизабет", ТдВ, ПО). Ну, и как всегда, инет всё стерпит. Поехали )
Веронская история – 2: время «попаданцев».

Как известно, хорошие девочки попадают в рай, плохие – куда захотят, а потом куда кривая вывезет. Обыватели попадают на Кладбище Эпох. Демоны – на землю, потом снова в ад. Ну а герои мюзиклов попадают в другие мюзиклы…

Действующие лица и исполнители:

Капулетти:
Джульетта – Элизабет, ранее «императрица империи»
Мадам Капулетти – несравненная, по собственным словам, Карлотта, ранее ведущее сопрано парижской оперы
Граф Капулетти – граф фон Кролок, закарпатский магнат, вампир и джентльмен
Тибальт – Призрак Оперы, он же «бедный Эрик», он же «Ангел музыки», он же «живьем брать монстра!», анонимный автор неизвестных опер и балетов
Кормилица – Сара, простая деревенская девушка с обычной закарпатской фамилией Шагал, удачно решившая материальный и жилищный вопрос за счет некого графа фон К.
Монтекки:
Ромео – Альфред, натуралист-романтик, когда-то решивший стать истребителем вампиров, но ныне напрочь об этом забывший и пытающийся наладить личную жизнь с Сарой
Меркуцио – Герберт, виконт фон Кролок, сын закарпатского магната, вампир, большой оригинал
Бенволио – Рудольф, кронпринц, со слов отца, абсолютно ничем не примечательный сын императора, когда-то хотел стать Лениным, да не нашлось ни вокзала, ни броневичка
Мадам Монтекки – Лариш, графиня, родственница императорской фамилии
Прочие лица:
Герцог Вероны – граф Таафе, то ли демон, то ли премьер-министр, ухитряющийся править в нескольких местах и временах одновременно
Парис – Франц-Иосиф, самый обычный «император империи»
Фигура в маске – неустановленная, со слов свидетелей, персона
Жители Вероны

Акт первый.

Таафе (выходит на сцену и застывает в картинной позе): Две равно уважаемых семьи в Вероне, где встречают нас событья, ведут междоусобные бои, и не хотят унять кровопролитья… Увы, мой город – сущий ад. (оглядывается) Но, в целом, здесь неплохо. Никаких анархистов, никакой оппозиции. Решительно, я остаюсь. Вот сейчас разберемся с этой очередной заварушкой у Тибальта с Меркуцио, и начнем строить новый порядок.
Призрак Оперы: Простите, это не «Торжествующий Дон Жуан»?
Таафе: Нет, это «Таафе, герцог Веронский».
Призрак Оперы: Какое странное название, никогда не слышал о такой опере.
Таафе: Главное, не мешайте мне ее ставить. Вы, вообще, кто?
Призрак Оперы: Я – Дон Жуан…
Таафе: Понятно-понятно, умеете драться и жестоко обходитесь с дамами. Решено, отныне вы – Тибальт.
Призрак Оперы: Но меня Кристина ждет.
Таафе: Вот поэтому я предлагаю вам такую роль. Вас по-быстрому убьют в начале второго акта, и вы свободны как ветер.
Призрак Оперы: Ладно, согласен. Кажется, я должен с кем-то подраться?
Таафе: С Меркуцио. Эй, Меркуцио!
Герберт (жеманно): Вы звали, монсеньор?
Призрак Оперы (несколько оторопело): Это – Меркуцио?
Таафе: Вы Меркуцио?
Герберт (поправляя лиловые кружева и стреляя в Призрака глазками): Меркуцио, не Ромео же.
Таафе (твердо): Это Меркуцио.
Герберт (игриво): Ну, Тибальт, обнажай уже свое орудие.
Призрак (дымясь под маской): Я бы попросил!
Герберт (хлопая ресницами): Смотря что вы бы попросили.
Призрак (почти закипая): Дуэль!
Лариш и Карлотта (дуэтом): А мы пока споем о вражде.
Призрак: А где же Кристина?
Карлотта: Я за нее. (поет)
Вражда, вражда, ты каждый день и каждый час,
Вражда, вражда, так ненасытно губишь нас.
Лариш (подхватывает):
Вражда, вражда, ты нас опутала вконец.
Вражда, вражда, будь ты герой или подлец.
(вместе)
О да,
Вражда!
Таафе (хлопает): Браво, браво, графиня, вы очаровательны (целует руку Лариш).
Карлотта (смотрит на Таафе змеиным взглядом)
Лариш: Ах, оставьте граф.
Таафе: Теперь я герцог Веронский.
Лариш: В самом деле? Ну, тогда – ах, оставьте, герцог. И вообще, вы вскоре должны будете изгнать Ромео, моего сына, из Вероны, а туда же, ручки целовать пытаетесь. Подите прочь, мне с племянником поговорить надо. Бенволио!
Рудольф: Я здесь, тетя.
Таафе (вкрадчиво): Бенволио, так-так. (обходит Рудольфа, рассматривает) Значит, его в Вене ждут тайная полиция, заговорщики, бумаги на подпись и пуля, а он вон куда бежать сообразил. Хорош! Эх, Бенволио-Бенволио, как жаль, что ты Монтекки – и не Ромео.
Рудольф: Я что, идиот? Я знаю, чем трагедия окончится. Нет, Ромео у нас совсем другой. А, кстати, вот он.
Альфред (выходит, не обращая ни на кого внимания):
Буду храбр и силен,
И любовью окрылен
Лишь для Сары!
Я не струшу, я смогу,
Я развею в замке тьму
Лишь для Сары…
Герберт (кашляет)
Альфред (вздрогнув): Кто здесь?
Герберт: Шери, ты совсем забыл, что мы все теперь другие. Ты Ромео, вздыхай о Джульетте, но лучше – сразу обо мне.
Альфред: Да на что мне сдалась Джульетта? Сара снова пропала. (меланхолически)
Сара сбежала в чужие края.
Сара пропала, невеста моя.
Герберт: Стоп-стоп, нам тут с самого начала похоронного настроения не надо. Пойдем на бал к Капулетти, развеемся. Я тебя с такой Джульеттой познакомлю, ты будешь еще с час заикаться и икать от восторга. Юна, красива, императрица…
Альфред (печально): Но я люблю Сару. (поет)
Ведь я не боюсь никого, ничего,
Я подвиг готов совершить для неё.
Лишь для Сары! (удаляется за кулисы)
Герберт, Таафе, Призрак Оперы и Рудольф переглядываются.
Рудольф (ехидно): Однако ж, уважаемый герцог, как бы ваша история не пошла совсем иным чередом. Кстати, моя дражайшая маман вас убьет, если Ромео будет вздыхать не о ней, а о кормилице.
Призрак Оперы: Но почему о кормилице?
Герберт: А мы Саре дали как раз роль кормилицы. Ну не мадам Капулетти же ее делать.
Таафе (философски): Когда вступают чувства, Шекспир бессилен.
Лариш: Граф, какая глубокая мысль.
Таафе (скромно): Благодарю, графиня (целует ей руку)
Карлотта: О, как я ненавижу этот фарс! (нервно обмахивается веером)
*Занавес*

Дом Капулетти.
Призрак Оперы (с интересом рассматривает собравшихся).
Граф фон Кролок (с отеческой улыбкой смотрит на Франца-Иосифа)
Франц-Иосиф (старательно выговаривая слова):
Граф, я к вам
Пришел не сам…
Граф фон Кролок (добродушно): Благословенная ночь привела гостей.
Призрак Оперы (флегматично): В Вероне полдень.
Франц-Иосиф (очень стараясь не сбиться):
Здесь перст судьбы вижу.
Я в Джульетту
Так влюблён,
Что миллион
Ставлю на кон.
Призрак Оперы: В самом деле? Он у вас есть? Миллион, я имею в виду.
Франц-Иосиф (раздраженно): Послушайте, не мешайте мне свататься к Джульетте. Я – Парис, вот моя роль. (протягивает Призраку бумажку)
Призрак Оперы: А я - Тибальт, и в рамках своей роли никак не могу примириться с тем, что вы делаете по своей роли.
Франц-Иосиф (успокаиваясь): Ах, это вы по роли. Ну, тогда другое дело. Я уж было решил, что это вы от себя добавляете, так сказать, нарушая порядок. На чем я там остановился?
Я богат, умён,
И хорош собой.
Прошу вашу дочь
Стать моей женой!
Призрак Оперы: Скажите, а вы сами-то Джульетту видели?
Франц-Иосиф: Нет, но я же читал роль!
Сомненья, прочь,
Резон один –
Граф, у вас есть дочь,
И вот вам сын.
Граф фон Кролок: Ах, Парис, какой сюрприз… Нет, я действительно удивлен, молодой человек. Вы еще и глазом не взглянули на моего сына, простите, то есть дочь, а туда же. А вдруг крошка вас не полюбит? А, может, вы сделаете ее несчастной?
Франц-Иосиф (скосив глаза в либретто):
Ах, граф, идея неплоха.
Себе я нравлюсь в роли жениха!
Граф фон Кролок: Ну, я не знаю, тут надо подумать. (пафосно)
О, тьма и ночь,
Где взять мне сил?
Черт подкинул дочь –
Лучше был бы сын.
Франц-Иосиф (насупившись):
Знатный зять – большая честь.
Вы императора будете тесть.
(Уходят)
Спальня Джульетты. На лестнице под дверью кормилица и мадам Капулетти. Мимо них пролетает что-то увесистое и разбивается.
Элизабет (из-за двери):
А я не хочу, не хочу по расчету!
А я по любви, по любви хочу!
Свободу, свободу, мне дайте свободу,
Я птицею ввысь улечу.
Карлотта (сурово):
Мужья - наша цель, мужья наша боль,
Ты подросла, теперь ты стать женою изволь!
Элизабет (упрямо): Но я хочу любви.
Карлотта: Мы говорим о свадьбе, при чем тут любовь?
Любовь и брак – различные дела.
Любовь приходит позже… иногда.
Элизабет (открывает дверь): Если будет не по-моему, убегу в лес, стану Титанией и найду себе Оберона.
Карлотта: Или осла, причем осла – скорее. Послушай, хм, Джульетта, к тебе посватался принц Парис. Твой отец согласен.
Элизабет: Раз он согласен, он пусть и выходит за этого Париса. Разговор окончен, мне надо готовиться к балу. Эй, кормилица… Да-да, девушка, как вас там, Сара? Так вот, Сара, вам надо меня причесать и немедленно. Где мое платье, где звезды для волос? Несите быстро.
*Занавес*

Бал у Капулетти.
Таафе: Какой роскошный праздник, мадам Капулетти. Джульетта великолепна в этом белом платье. Звезды в волосах – просто находка.
Карлотта (скрипя зубами): Благодарю, герцог. Джульетта еще дитя.
Таафе (рассматривая фигуру Джульетты): Но дети быстро растут. Говорят, ей уже и жених нашелся?
Карлотта (обмахиваясь веером): Парис. А, кстати, вот он.
Франц-Иосиф: Ну-с, мадам Капулетти, которая здесь Джульетта?
Таафе: Вот эта, ваше величество, вот эта (указывает на Элизабет).
Франц-Иосиф: Ах, я заново сражен в самой сердце (через весь зал идет к Элизабет).
На другом конце бальной залы компания Монтекки: Бенволио, Меркуцио и Ромео.
Рудольф: Меркуцио, а ты уверен, что наш Ромео хотя бы подойдет к Джульетте?
Герберт: Ты просто не умеешь с ним разговаривать. Ромео, шери, ты меня слушаешь? Чтобы узнать, где Сара, нужно подойти вон к той девушке в белом платье.
Альфред (с сомнением): А она точно знает?
Герберт: Несомненно. Скажешь пароль: Джульетта, будешь ли ты моей любовью. Она ответит: да. И дело в шляпе.
Альфред: А Сара?
Герберт: И тотчас появится Сара.
Альфред: Виконт вы уверены?
Герберт: Клянусь честью.
Альфред: Спасибо вам, виконт, вы всегда принимаете во мне самое живое участие (идет к Элизабет).
Рудольф: Ну, пошли дела кое-как… Слушай, Меркуцио, а что будет, коли дойдя до Джульетты и сказав «пароль», он не обнаружит своей Сары?
Герберт: Спокойно, у меня сценарий. Там ясно указано, что после встречи Ромео и Джульетты появляется кормилица. Вуаля, вот ему и Сара.
Элизабет (танцуя с Тибальтом, замечает, что фигуры замирают. Парис не доходит пары метров, тоже замирает)
Альфред: Джульетта! (оборачивается и замечает Сару) Сара, я нашел вас, какое счастье (берет Кормилицу за руку)
Сара: Ой, как бы не было беды. Альфред, вы же Ромео, вы должны встретить Джульетту.
Альфред и Сара (застывают, как и остальные гости)
Герберт (пытаясь пошевелиться): Не нравится мне это.
Рудольф: Спокойно, старина, все по сценарию. Смотри: гости застывают, Ромео поет дуэт с Джульеттой. А, кстати, вон и он, в синем костюме и маске, уже вместе с Джульеттой.
Герберт (краем глаза замечая Сару и Альфреда): Боюсь расстроить тебя, Бенволио, но, кажется, рядом с нашей Джульеттой какой-то другой Ромео.
Фигура в маске (возникая рядом с Джульеттой): Эта старая история, пересказываемая из столетия в столетие. Двое встречаются на маскараде, они очарованы друг другом, но за их спинами враждующие кланы, и встреча закончится прескверно.
Элизабет (с энтузиазмом): Ромео? Это ты, Ромео?
Фигура в маске (со смешком): К чему нам имена, когда в Вероне Смерть скоро соберет обильный урожай.
Элизабет (вздрогнув): Вот только о нем сейчас не надо! Он вечно вмешивается в мои дела, чтобы всё испортить.
Фигура в маске: О ком вы, Джульетта?
Элизабет: О Смерти, о дер Тоде. Так вы говорите, он тоже здесь, в Вероне?
Фигура в маске (кивает)
Элизабет: Ужасно! Послушайте, Ромео, вам с ним нельзя встречаться, он еще до финала испортит нашу историю. А, впрочем, здесь не время и не место для разговора. Приходите ночью ко мне на балкон.
Голос в зале: Здесь Монтекки!
Элизабет (подняв глаза к потолку): Ну, вот, началось.
Герберт: Черт, где же наш Ромео?
Шум, гам, сцена меркнет.
Ночь, сад перед домом Капулетти. Под балконом Джульетты Бенволио и Меркуцио.
Рудольф: Однако, друг Меркуцио, как бы не было беды. Ромео наш с Кормилицей в Мантую хотел бежать сегодня прямо с бала. Джульетта нас убьет.
Герберт: Спокойно, друг Бенволио, спокойно. Любой из нас натянет маску, в которой был Ромео на балу, и прокричит признание в любви. С такого расстояния, во тьме кромешной ночи, Джульетта ничего не распознает.
Фигура в маске: Хороший план, господа. Но напрасный – я вернулся.
Рудольф: Ты кто?
Фигура в маске: Я – Ромео. Чума в Мантуе. Сару схоронив, в Верону я решил скорей вернуться.
Рудольф и Герберт: Схоронив?!
Фигура в маске (меланхолично): Как я уже сказал, чума в Мантуе.
Рудольф: Подлец! Вернулся ты, и нас теперь заразишь!
Герберт: Шери, ну, в самом деле, некрасиво получилось.
Фигура в маске: Всех недовольных попрошу на выход. Вон из трагедии – в Мантую.
Рудольф: Ромео, ты не горячись. (про себя) Кого-то ты мне, друг, напоминаешь.
Герберт: Мы очень рады, что ты к нам вернулся.
Фигура в маске: Будем считать, что я вам поверил. А теперь ступайте прочь из сада Капулетти.
Элизабет (на балконе): Ничуть я не влюбилась, не дождетесь. Оставим с носом Смерть: я отменяю трагедию. Завтра утром в Вероне объявят о помолвке Джульетты и Париса. История пойдет на новый лад. Но только сначала надо предупредить Ромео. Дер Тод такой упрямый, мало ли что.
Фигура в маске (иронично): Джульетта, не ты ли говорила, что выйдешь замуж только по любви?
Элизабет (с досадой): Давным-давно, совсем в другой истории, любила я Париса.
Фигура в маске: Недолго.
Элизабет: Недолго, но любила.
Фигура в маске (вкрадчиво): А сейчас ты никого не любишь, Джульетта?
Элизабет (решительно): Зачем? Путь лучше сердце будет свободным. Любовь привязывает нас, заставляет делать глупости, терять свою свободу.
Фигура в маске: Любовь окрыляет, Джульетта, она поднимает нас ввысь.
Элизабет: И бросает на острые скалы. Нет уж, спасибо. Ромео, вы пришли, чтобы твердить мне о любви?
Фигура в маске: А о чем, по-твоему, могут разговаривать на балконе Ромео и Джульетта?
Элизабет: И это совершенно напрасно. Ромео, я вот что хотела сказать. Не убивай Тибальта, держи Меркуцио в поле зрения, чтобы он ни с кем из Капулетти не поссорился, и всё будет хорошо.
Фигура в маске: А если я откажусь, Джульетта? Если я хочу, чтобы мы влюбились, и история пошла как надо?
Элизабет (недовольно): Ромео, вот только не надо сходить с ума из-за того, что этот Шекспир что-то там понаписал. Гейне тоже много что написал, я же это всё в жизнь не воплощаю.
Фигура в маске: Милая Джульетта, ты всё равно будешь моей, к черту Париса и все эти планы.
Элизабет: Ну уж нет.
Фигура в маске: Ну уж да. Джульетта, только подумай на какую пресную, тягомотную жизнь ты себя обрекаешь. У меня есть идея получше. Приходи в капеллу к отцу Лоренцо.
Элизабет: Зачем?
Фигура в маске: Я хочу женить на тебе, Джульетта.
Элизабет: По сценарию это была моя идея.
Фигура в маске: Значит, я ее предугадал. К тому же, кто только что решил отринуть Шекспира?
Элизабет: Я не приду. Всего хорошего, Ромео. (уходит)
Фигура в маске: Вы это слышали? Джульетта отказывается выходить замуж на Ромео, она решила стать добропорядочной женой Париса. Куда катится этот мир?
Рудольф: И что ты теперь будешь делать, Ромео?
Фигура в маске: Да так, есть идея. Бенволио, Меркуцио, мне понадобится ваша помощь.
*Занавес*


Акт второй.

Где-то на улицах Вероны. Монтекки и сочувствующие им горожане.
Герберт (пафосно):
Люди говорят, Ромео предал род:
С Джульеттой под венец он радостно идет.
Рудольф (подхватывает):
Люди говорят про тайный этот брак.
Ромео предал нас, то знает и дурак.
Альфред (наивно): Вы, собственно, о чем?
Рудольф (сурово): Как ты мог! Ты нас предал!
Гурберт (печально): Шери, ты пропал.
Рудольф: Ты полгорода предал!
Призрак Оперы (появляясь, с гневом): Попал на кинжал! (спокойно) Кстати, господа, что это за нелепые выдумки о свадьбе Ромео и Джульетты?
Рудольф: Какие выдумки, истинная правда, я свидетель. Это так же верно, как то, что скоро я буду не Бенволио, а кайзер Рудольф. Вы уже можете звать меня Император.
Призрак Оперы: Рудольф, Рудольф… Черт, что-то знакомое… А, вспомнил! (протягивая руку) Рад познакомиться с Рудольфом Габсбургом, императором Священной Римской Империи. Давно это было, но негоже забывать историю. Не знал, что о вас тоже кто-то написал мюзикл. Или это была опера?
Герберт, Альфред, горожане (в шоке)
Рудольф (скромно): Собственно, я здесь инкогнито. Люблю, знаете ли, так вот с народом по-простому. (жмет руку Призраку) Но, к сожалению, мы здесь по иному случаю собрались. Видите этого молодого человека в светло-сиреневом кружевном воротнике? Это Меркуцио. Вы должны его как бы убить. (понизив голос) Между прочим, он тоже виконт и любит баловаться оперой, так сказать.
Призрак Оперы (нехорошо прищурившись): Виконт, значит, и оперой балуется. А хористками и будущими примадоннами он не балуется?
Герберт (поспешно): Нет!
Рудольф (коварно улыбаясь): Всё когда-то случается. Да, право, жаль наш испорченный век. Кому нынче нужны гениальные композиторы, ютящиеся в сырых подвалах? То ли дело виконт, сын влиятельного магната, с кучей высокородных предков, замком, земельными угодьями, лесом, крестьянами, тоже практически собственными. Да, этим благополучным виконтикам достается всё: земли, титулы, деньги, очаровательные виконтессы, успех в обществе! Им – всё, а вам, мон ами, ничего… Доколе?
Призрак Оперы (задумчиво): Вот и я думаю, доколе? (меланхолично всаживает Герберту нож в печень)
Герберт (бледнеет и падает)
Рудольф:
Коварство, смерть… Я, право, поражен –
Меркуцио Тибальтом был сражен.
Альфред: Герберт!
Рудольф (наставительно): Меркуцио.
Герберт:
В глазах темнеет и слегка знобит.
Нет, я не болен – я совсем убит.
(красиво падает)
Альфред: Меркуцио, мой друг, не умирай!
Герберт (приоткрывает глаза)
Рудольф: Лежи себе, виконт, и не вставай.
Герберт (вскакивая): Постойте! Я же самого главного не сказал!
Есть в жизни смысл – лишь Любовь сама.
И, заодно: рази вас всех чума!
(не менее красиво падает и лежит неподвижно)
Рудольф: Ромео, отомстим Тибальту! Действуй, Ромео, будь мужчиной. (протягивает Альфреду нож)
Альфред (всхлипнув): Я не могу. Виконт, неужели вы умерли?
Рудольф (раздраженно): Какой смысл быть принцем, если всё приходится делать самому? (втыкает нож в Призрака Оперы, тот исчезает)
На сцену выходят Карлотта и граф фон Кролок.
Карлотта (ненатурально): Тибальт, о горе! (оглядывается) Кстати, где труп Тибальта?
Рудольф (флегматично): Нет трупа – нет привода в участок. А если вы о Призраке, то он, ясное дело, в Опере. В парижской опере. При чем тут наша скорбная Верона?
Карлотта (хлопает глазами)
Граф фон Кролок (глядя на неподвижного Герберта, сквозь зубы):
Кто виноват,
Чашу мести выпьет до дна.
Кто виноват,
Клянусь, получит сполна.
Рудольф (пряча свой нож, хладнокровно): Итак, что мы имеем: свежеупокоенного вампира, из которого торчит орудие убийства, и рядом – вампироборец. Дер Тод меня забери, если это случайность.
Альфред (растерянно): Но как же… Это же Призрак был. Я бы никогда…
Рудольф (тоном строгого прокурора): Ваше сиятельство, попытки обвиняемого оправдаться просто смешны. Призрака, он, видели ли, потерял. Призрак, а не этот хитрый, ловкий, безжалостный истребитель вампиров, расправился с беззащитным, наивным, тянущимся к людям виконтом. Призрак, ха-ха, знаем мы таких призраков! Почему не зубная фея?
Граф фон Кролок (подходит к Альфреду с мрачным выражением лица)
Альфред: Сара! Профессор! Полиция! Помогите!
Таафе:
Что за труп? Что за стон?
Тот, кто горем удручен,
Пусть-ка вспомнит про закон.
А закон – это я. Ситуация проста, господа. Обычная дуэль. Кто зачинщик?
Рудольф (указывая на Альфреда): Ромео.
Таафе (с сомнением): В самом деле? А вы здесь, верно, совершенно случайно рядом постояли?
Рудольф: Вы как всегда проницательны, граф.
Таафе (лениво): Вон из Вероны. Оба.
Рудольф: В Мантую?
Таафе: Ромео – в Мантую, а вы – в Вену, вас там давно ждут.
Рудольф: Это произвол!
Таафе: Такова природа власти, вам ли не знать.
Рудольф: Это низко и жестоко!
Таафе (пожимает плечами)
Рудольф: Я буду жаловаться!
Таафе: Я рассмотрю любую жалобу… в Вене, в рабочем порядке. Бон вояж.
Рудольф (уходит, волоча за собой Альфреда)
Герберт (встает, отряхивается, недовольно): Ваши мостовые такие жесткие и грязные, герцог. На них так неудобно лежать.
Таафе (невозмутимо): Простые люди Ренессанса как-то не предполагали, что кто-либо спутает кровать и мостовую, молодой человек. Счастливо оставаться (удаляется)
*Занавес*

Дом Капулетти.
Граф фон Кролок (соединяя руки Элизабет и Франца-Иосифа):
Парис,
Сыграем свадьбу завтра с утра,
Пусть дочь
Забудет с вами горечь утрат.
Память дев коротка,
Ночь любви, как река,
Смоет грусть, и тоска,
Пройдет наверняка.
Франц-Иосиф (к Элизабет):
Пройдет лишь ночь одна,
Ты моя жена. (нахмурившись) Кстати, мой ангел, ты действительно обвенчалась с этим негодяем Ромео?
Элизабет: Какая чушь! Кто это тебе сказал?
Герберт (насмешливо):
Люди говорят, ты предала свой род.
Венчание с Монтекки – очень глупый ход.
Люди говорят, закона глаз остер:
За двоемужие положен здесь костер.
Элизабет (вспыхнув, вырывает руку): Что ты здесь делаешь, недоразумение? Кстати, если запамятовал, тебя убили.
Герберт (ухмыляясь): Так рана несмертельная была. Тибальт исчез, теперь наследник рода Капулетти – я.
Элизабет: Меркуцио – наследник Капулетти? Абсурд!
Герберт: А вот и нет! Я – покойный сын графа фон… Капулетти, конечно же. Меня украли коварные Монтекки, попытались представить дело так, будто я мертв, скрыли мое происхождение. Но истина открылась – и вот я здесь. Кстати, дорогая Джульетта, объясни нам, твоим любящим родственникам, что там у вас произошло с Ромео?
Элизабет: Глупые сплетни и обсуждать не стоит.
Франц-Иосиф (с сомнением): А с кем ты разговаривала на балконе?
Элизабет (резко): Сама с собой.
Франц-Иосиф: Опять?
Герберт (заботливым тоном): Джульетта, милая сестренка, тебе лечиться надо. Кстати, мне известен неплохой лекарь. Правда, он живет в Мантуе, но так туда и съездить недолго. Парис, мне очень жаль, но свадьбу придется отложить. Мы завтра же едем в Мантую.
Граф фон Кролок (растроганно): Да-да, здоровье доноров – важная вещь, небрежное к ней отношение вызывает несварение и колики. Ты прав, сынок.
Герберт:
Пройдет лишь ночь одна,
И нам в путь пора. (многозначительно, к Элизабет) Кстати, твой тайный муж тоже едет в Мантую. Я против преград для истинной любви. Пусть придет к нам в дом, познакомится с отцом поближе.
Элизабет: Нет!
Граф фон Кролок: Дельная мысль. Джульетта, я вовсе не какой-то отсталый тиран. Я уважаю твой выбор. И пусть уважаемый принц Парис блестящ, умен, богат, с великолепными карьерными перспективами, главное – это любовь.
Франц-Иосиф (возмущенно): Но мы же договорились, синьор Капулетти.
Герберт: О, достойный Парис, вам, в сущности, несказанно повезло. Теперь Ромео, а не вас будут мучить странные галлюцинации, с которыми его жена будет разговаривать (и, между нами, едва ли только разговаривать!) за закрытыми от законного супруга дверями спальни. К Ромео, а не к вам, эти же галлюцинации будут самым беспардонным образом вторгаться в сон, угрожая перебить всех родственников и поломать дело всей жизни, а заодно и весь мир, едва только неверная супруга с этими галлюцинациями в очередной раз повздорит.
Франц-Иосиф (холодно): Далее можете не продолжать. Я разрываю нашу помолвку, Джульетта. Мама была права, мы не подходим друг другу. (уходит)
Элизабет (яростно): Как ты мог?
Герберт (пожав плечами): Джульетта, ну, что тебе до Париса? Это ж так, фитюлька, а не персонаж. Мы поедем в Мантую, объяснимся с Ромео, и он войдет в нашу семью.
Элизабет: Между прочим, в Мантуе чума.
Герберт: Между прочим, мы с отцом вампиры. Кстати, отец, нашей очаровательной Джульетте так пойдут красное платье и туфельки. Почему бы по прибытии в Мантую не устроить небольшой бал?
*Занавес*

Комната Джульетты.
Элизабет (едва не шипя от злости):
В Мантую ехать… Как же, прямо мчусь!
А лучше-ка я мертвой притворюсь.
Придут с утра – ага, облом и шиш.
Очнусь я в склепе, двину хоть в Париж.
Фигура в маске (заходит через балкон): Просто и гениально. Браво, Джульетта, отличный план. Кстати, сонное снадобье не желаешь, так сказать, для психологической достоверности?
Элизабет (удивленно): Ромео? Ты же в Мантуе.
Фигура в маске: Увы, я не доехал до Мантуи. На полдороге, слыша зов любви, к тебе в Верону ветром устремился.
Элизабет: Никто тебя не звал, клянусь. И, кстати, ты помнишь, что я в тебя не влюблена?
Фигура в маске: Мои соболезнования. Но дело-то не терпит отлагательств, а, Джульетта? Завтра любящие родственники увезут тебя в Мантую, а послезавтра, «примирившись» с Монтекки в лице Ромео, тебя торжественно обвенчают.
Элизабет: Нет!
Фигура в маске: Да. Так тебе точно не нужна помощь?
Элизабет: Я думала, ты сам не против, чтобы нас обвенчали.
Фигура в маске: В каком-то смысле… Ах, Джульетта, если бы ты меня хоть на минуту полюбила! Я бы лично отвез тебя куда угодно: Милан, Флоренция, Париж, Лондон.
Элизабет: А ты точно можешь?
Фигура в маске: Могу.
Элизабет (после паузы): Ромео, как мне жаль, что ты Ромео. К тому же, жаль, что ты всего лишь человек.
Фигура в маске: А если б я был не я, а совсем другой? К примеру, не лишенный привлекательности и определенного обаяния, по словам благодарных, э-э, знакомых, не-человек, повелитель какого-нибудь инфернального царства?
Элизабет: Тогда был бы совсем другой разговор.
Фигура в маске: В самом деле?
Элизабет: Можешь мне поверить.
Фигура в маске: Давай представим, что я не Ромео, а этот самый чисто умозрительный не-человек, и я зашел к тебе вечером с визитом, и…
Элизабет (громко): И я никуда не пойду, в таком случае! Можешь даже свою лестницу не спускать, и не надо меня уговаривать. Я принадлежу себе, и моя судьба – это только мой выбор! (обычным тоном) В общем, это было бы примерно так.
Фигура в маске: Но почему?
Элизабет: Сам подумай, Ромео, будь ты инфернальным повелителем чего-нибудь, стал бы ты особо церемониться c обычным человеком, спрашивать, что мне нравится, чего я боюсь и так далее? Конечно, нет. Ты бы сразу хвать – и в свой мир, плевать на мои планы и мою жизнь. Чужая жизнь ведь для всяких не-людей такая мелочь.
Фигура в маске (несколько сконфуженно): Да, в самом деле.
Элизабет: Вот-вот, дальше – хуже. Что я значу в этом потустороннем мире, что я там могу? Правильный ответ – ничего, и я сама – ноль, пустое место. Представь, к примеру, ты – человек, император там какой-нибудь империи, у тебя график забит на полвека вперед. И тут является, допустим, повелительница страны фей и заявляет, всё, мол, отцарствовал, топай быстро за ней – амор у нее. Ну, и заодно, она твоя знакомая с детства, разок помогла, заметь, ничего не требуя взамен, а тут вот вдруг припекло ее. Так сказать, сама спасла – сама и убьет. Ты бы пошел?
Фигура в маске (со вздохом): Пожалуй, нет.
Элизабет (со вздохом): Вот и я не пошла. (пауза) Может, и неплохо, что ты Ромео.
Фигура в маске: То есть, у меня есть шансы?
Элизабет (неопределенно): Ну… давай сделаем так: ты мне поможешь, а там видно будет. Что там у тебя за сонный напиток?
Фигура в маске: Да так, зелье, не имеющее аналогов в этом мире. Ты выпиваешь, падаешь будто мертвая, и тебя относят в склеп. На следующую ночь ты благополучно просыпаешься, я подгоняю коней, и мы вместе уезжаем.
Элизабет (выпивает зелье): Если вдруг все скопом решили стать марионетками какого-то сюжета, то я против. Я сама выбираю себе сюжет. Пусть потом удивляются, куда подевались Ромео и Джульетта. Ха! Может быть, мы им даже открытку пришлем. Голова кружится… (присаживается на кровать) Надеюсь, я проснусь.
Фигура в маске (взяв Элизабет за руку): Не волнуйся, засыпай.
*Занавес*

Фамильный склеп Капулетти. Двери настежь открыты, то там то тут топчутся Монтекки, Капулетти и другие жители Вероны.
Горожанин: Какой скандал!
Другой горожанин: Ах, как эксцентрично!
Третий горожанин: Форменный упадок! Декаданс!
Карлотта: Неслыханно! Какое вероломство!
Лариш: Порядочные люди так не поступают.
Франц-Иосиф: Я выучил сценарий наизусть, там такого не было. Синьор Капулетти, так не поступают люди чести.
Граф фон Кролок: Смею напомнить, я нелюдь, любезный Парис. Кстати, меня удивляет ваша кровожадность. Ну, ладно, я – я вампир, мне по штату положено – но вы, жители Вероны! Двое молодых людей выжили, сбежали, чтобы начать новую жизнь, а вы недовольны. Откуда такая некрофилия? Вынь да положь вам два трупа.
Таафе: Это что за несанкционированный митинг?
Герберт: Слышали новость, монсеньор? Джульетта сбежала с Ромео прямо из склепа, практически в одном саване.
Карлотта: Нас обманули! Где трагедия?
Горожанин: Как нашим потомкам смотреть в глаза Шекспиру?
Лариш: Кстати, а где Бенволио, который должен был принести Ромео печальную новость о смерти Джульетты? Он наверняка знает больше, пусть расскажет.
Все: Да, где Бенволио?
Рудольф (ленивой походкой выходя из-за колонны): Жители Вероны, я хочу сделать важное заявление! (забирается на саркофаг) Чума отменяется! Никакое проклятье на вас не падет. Можете сказать мне спасибо, я вовремя предупредил Ромео, и он повернул с пол дороги обратно. Также было бы мило с вашей стороны сделать меня свои новым герцогом. Верона и Бенволио, Бенволио и Верона – это путь к процветанию. Предлагаю начать выборы.
Горожане: Поразительно!
Таафе: Как герцог, я протестую.
Рудольф: Как кронпринц, я отклоняю ваш протест. Отец, нашу семью здесь выставили на посмешище, а ты молчишь.
Франц-Иосиф: В самом деле, эта история с исчезнувшим трупом Джульетты мне не нравится.
Герберт (сентиментально): Ах, неизменно во все времена только любовь миром править должна. Пусть наши дорогие Ромео и Джульетта будут счастливы.
Горожане:
Счастье, в обход сюжета,
Счастье, в облом Шекспира.
Счастье пылающей кометой
Над старым миром.
Карлотта:
Счастье взамен ненастий.
Лариш:
Счастье, отмена мора.
Граф фон Кролок:
Счастье влюбленных высшей властью
Обручит скоро.
Таафе:
Счастье кому-то снится.
Рудольф:
Счастье освобождает.
Герберт:
Счастье перевернуть страницу.
Нас ожидает…
Все вместе:
Счастье!
На передний план выступают Альфред и Сара.
Альфред (моргая от яркого света факелов): Господа, а в чем, собственно, дело?
Сара (тихо): Ой, это мы куда-то не туда зашли.
Горожане, Монтекки, Капулетти замолкают, с удивлением глядя на Альфреда.
Таафе: Позвольте-позвольте, юный синьор Капулетти. Так это что же получается, Джульетта исчезла, а вы здесь? Неувязочка.
Рудольф (отступая в тень): Идиот, не мог со своей Сарой в других кустах гулять. Зачем непременно переться на кладбище, да еще ночью.
Франц-Иосиф: Так где же Джульетта?
Все: Где Джульетта? Бенволио, объясни-ка. (надвигаются на Рудольфа)
Рудольф: При чем тут я? Я ее, что ли, украл? И вообще, мне в Вену пора. Спросите Меркуцио!
Герберт: Я ни при чем, я ее не крал, я вообще не по этой части.
Таафе (усмехаясь): Ах, господа, этой ночью в Вероне так спокойно дышится. Полагаю, Смерть, неотступно следовавшая за нами, ненадолго отступила. Теперь у Смерти более интересные дела.
Все: У Смерти?
Таафе (любезно): Именно, у Смерти, в переводе на немецкий, у дер Тода.
Граф фон Кролок: Интересная аллегория.
Франц-Иосиф: Вот подлец!
Таафе (пожимая плечами): В любви и на войне все средства хороши. Жители Вероны, праздник продолжается! Джульетта сбежала со Смертью, Ромео может жениться на ком захочет, хотя бы на Розалине.
Альфред: На Саре, только на Саре.
Таафе: Неважно. А вот песню про счастье можно еще раз повторить. И не забудьте вставить туда строчку про того, кто держит нити: в этом сезоне в Вероне такие аллегории уместны, как никогда. А пока – занавес! Благодарю за внимание.
Горожане, Монтекки, Капулетти и Парис аплодируют герцогу.
FIN



@темы: Мюзиклы, Пародии, Увлечения, Фанфики

URL
Комментарии
2011-06-13 в 16:40 

Larisch
Schoenheit von Soho / A nagy rajongas
Отсыпь! :)))
Я пока только в начале чтения, и уже ни раз складывалась по полам, представляя их в Лицах.

2011-06-13 в 16:46 

greamreaper
Мрачный жнец -замах косы плюс минус 3 метра- как не повезет
Класс))) Джульета сдернувашая с Дер Тодом -я ему сочуйствую. Сколько разоб его голову приложится сковородка даже подумать страшно.))))))))))))))

2011-06-13 в 16:58 

Я уже говорил, что ты гений???

Джульета сдернувашая с Дер Тодом -я ему сочуйствую. Сколько разоб его голову приложится сковородка даже подумать страшно.))))))))))))))
Да уж))) И ведь даже смыться, умерев, не получится)

2011-06-13 в 17:01 

Санита
Каждый суслик - агроном.
Larisch, думаю, ты мне поверишь, если я признаюсь, что в процессе написания тоже представляла это в лицах... В общем, странный смех посреди пустой комнаты ночью - моё хобби, даааа ))))

greamreaper, такая Джульетта, определенно, найдет к чему руку приложить.

Artparivatel, м-м, кажется, да. :shy:

URL
2011-06-13 в 17:01 

Санита
Каждый суслик - агроном.
Larisch, думаю, ты мне поверишь, если я признаюсь, что в процессе написания тоже представляла это в лицах... В общем, странный смех посреди пустой комнаты ночью - моё хобби, даааа ))))

greamreaper, такая Джульетта, определенно, найдет к чему руку приложить.

Artparivatel, м-м, кажется, да. :shy:

URL
2011-06-13 в 17:07 

Larisch
Schoenheit von Soho / A nagy rajongas
Санита
А как там с моим любимым пейрингом ПО/Карлотта, кстаааати?...

Бедный граф фон Кр... Капутелли, который :
О, тьма и ночь,
Где взять мне сил?
Черт подкинул дочь –
Лучше был бы сын

Он догадывался!.. )))

2011-06-13 в 17:12 

Санита
Каждый суслик - агроном.
Larisch, я так думаю, этот пейринг достоен рассмотрения в более подробном аспекте, тем паче, что "каждая женщина хочет быть Дульсинеей" каждая Карлотта тоже когда-то в юности была Кристиной. Но виконтов, как и призраков, на всех не хватает.

URL
2011-06-13 в 17:14 

Larisch
Schoenheit von Soho / A nagy rajongas
Санита
Требует, настоятельно требует!
Ты кстати баньшины фанфики на тему читала ведь, правда? :)

Любая Карлотта интереснее Кристины в разы! Кто вообще такая эта Кристина? Хотя у нее тоже было платье со звездами...

2011-06-13 в 17:20 

Санита
Каждый суслик - агроном.
Larisch, вот как меня посеит муза ))))
С другой стороны, Кристина, в перспективе, это тоже Карлотта.

URL
2011-06-13 в 17:28 

Larisch
Schoenheit von Soho / A nagy rajongas
Санита
Думаешь, у Кристины так изменится характер? :))
Музу жду!

2011-06-13 в 17:31 

Санита
Каждый суслик - агроном.
Larisch, у Кристины он изменится в другую сторону, коль она станет виконтессой де Ш. А вот останься она в театре - была бы таки Карлотта.

URL
2011-06-13 в 17:41 

м-м, кажется, да.
Тогда я повторюсь ;-) Это мега-кроссовер!! Тут куча мюзиклов, но при этом все на своих местах и очень в стиле своих героев. Я в восторге ;-)

2011-06-13 в 18:01 

Санита
Каждый суслик - агроном.
Artparivatel, как я рада слышать подобные отзывы :pink:

URL
2011-06-13 в 19:46 

Рене Мартель
tere dil me meri saanson ko panah mil jaaye
Призрак Оперы: Простите, это не «Торжествующий Дон Жуан»?
Таафе: Нет, это «Таафе, герцог Веронский».
Призрак Оперы: Какое странное название, никогда не слышал о такой опере.
Таафе: Главное, не мешайте мне ее ставить.

классно сказано )

2011-06-13 в 20:07 

Санита
Каждый суслик - агроном.
janefiriel, да, это можно было бы сделать его девизом.

URL
2011-06-13 в 23:03 

Сын Дракона
Я, конечно, не совершенство... Но шедевр еще тот! )
Один список действующих лиц чего стоит ))))))))))))))))))))))))))
И все в целом - тоже прекрасно! :love:

2011-06-13 в 23:38 

Санита
Каждый суслик - агроном.
Сын Дракона, благодарю. Собственно, всё начиналось именно с придумки списка )

URL
2011-06-15 в 03:45 

Лукиан
Имею дар смотреть на вещи бог знает с какой стороны
Откуда такая некрофилия? Вынь да положь вам два трупа
:lol:

Я смотрю, тема сковородок, спустя года, по-прежнему волнует человечество :goth:

2011-06-15 в 09:18 

greamreaper
Мрачный жнец -замах косы плюс минус 3 метра- как не повезет
Я смотрю, тема сковородок, спустя года, по-прежнему волнует человечество :goth: Это уже почти канон)))))))))).

2011-06-15 в 16:09 

Санита
Каждый суслик - агроном.
Roseanne, greamreaper, это вечная, я бы сказала, универсальная для всех народов и сущаств тема ))))

URL
2011-06-16 в 00:12 

Mariene
Мыша на лету остановит и крылья ему оборвет
Ыыыыы... *слова кончились* :D :D
Про Ромео-Альфреда и Сару - это явно ноосфера: мы только сегодня с подружками за школьным ужином обсуждали альтернативные пейринги по РиДжу и навскидку составили отец Лоренцо/Джульетта и Ромео/кормилица ))))))

2011-06-16 в 12:52 

Санита
Каждый суслик - агроном.
Mariene, чего только ни носится в воздухе :D

URL
2011-06-18 в 17:24 

Скучающая дама
Ask me what happens if you die in reality.-What happens?-You die, stupid. That's why it's called "reality"
вах, замечательно!!! :inlove:
но какой коварный Рудольф - даже стало жаль, что его авантюра не удалась :)

2011-06-18 в 18:45 

Санита
Каждый суслик - агроном.
Скучающая дама, ничего-ничего, думаю, его неспокойная натура еще себя проявит на каком-либо свете. :)

URL
2011-06-26 в 14:37 

*Wyrd*
Пока ты ненавидишь, противник думает.
Санита
Долго читала вас молча, но больше молчать невозможно. Это восхитительно ))
А совместить Тааффе и Герцога - вообще моя давняя мечта, отдельное спасибо за ее воплощение :white: :red: :white:

2011-06-26 в 16:13 

Санита
Каждый суслик - агроном.
*Wyrd*, благодарю за отклик это люблю, да :D
Да, Таафе в роли Герцога довльно органичен, хотя, по прошествиии некоторого времени это могло быть и что-то вроде: "Эх, жалко - королевство герцогство маловато, разгуляться негде"... (с)

URL
2011-06-27 в 02:39 

*Wyrd*
Пока ты ненавидишь, противник думает.
Санита
:white:

Ну, подозреваю, герцог Тааффе и до Мантуи бы в два счета добрался, если б захотел )) И случилось бы у них объединение Италии раньше времени ))

   

Rabbit hole

главная