Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:23 

"Вампиры, вампиры"! или Обычная история

Санита
Каждый суслик - агроном.
Сказка - ложь, да в ней намек. Давайте представим, какой житейский намек может быть скрыт в красивой вампирской сказке. Кстати, а вы уверены, что это была именно вампирская сказка? Вашему вниманию предлагается пьеса по мотивам "Бала вампиров". Поехали?

«Вампиры, вампиры!» или Обычная история.

… То сказка – а это жизнь! (с)

Действующие лица:
Альфред, студент из натуралистов-недоучек
Профессор Абронзиус, ученый и шизофреник
Шагал, трактирщик и местный коммерсант
Ребекка, его жена
Сара, его дочь, красотка с большими мечтами
Магда, служанка с рыжей косой и выдающимся бюстом
Граф фон Кролок, местный лендлорд, предводитель дворянства и особа повышенной инфернальности, по мнению герра профессора
Герберт, виконт фон Кролок, холостой наследник графского имущества, большой оригинал
Куколь, слуга графа, горбун
Мелкопоместные дворяне, бабушки и дедушки, тетушки и дядюшки, кузены и кузины, именуемые его сиятельством, по настроению, родственниками, упырями либо тенями предков
Крестьяне
Акт 1

Ночь, зима, лес.
Альфред (лязгая зубами от холода): Профессор! Профессор, зачем вы закопались в этот сугроб? Хотели идти на вампиров – идите и будьте здоровы, говорят, в округе полно уютных склепов. Только прошу, не надо как в прошлый раз. Я согласен, слышите, согласен уничтожать вампиров, этих порождений тьмы… Но ходить на медведя с одним осиновым колом наперевес я более не намерен! Вы меня понимаете, профессор? Профессор?! О, нет, только не полное обледенение! Вы хоть бы санки с собой брали, ей-ей. В конце концов, я ассистент, а не верблюд, чтобы таскать вас на своем горбу. Дайте только доехать до Кенигсберга, а там только меня и видели. Уф, кажись, деревня на горизонте. Эх, дубинушка, ухнем! Эх, да смерзшая, сама пойдет! Подернем, подернем, да… бухнем!
Трактир Шагала. Крестьяне, горилка, связки лука и чеснока и прочие прелести деревенской жизни.
Альфред (вваливаясь в дверь с профессором): Здорово, селяне!
Шагал: Здоров, коли не шутишь. Однако, какой у тебя странный багаж.
Крестьяне (смеются)
Альфред (фыркая): Тяжелый, холодный, но забитый знаниями под завязку. Кстати, из нас двоих именно он платежеспособный, компрене-ву?
Шагал: От шо ж ты раньше, мил-человек, молчал? Магда, рысью сюда, размораживай деда!
Ребекка: Насколько платежеспособный?
Альфред (пристраиваясь на стул с видом на бюст Магды): А насколько наврете.
Профессор (приоткрыв один глаз): Альфред… чеснок… Чеснок!
Ребекка: И лук, майн герр.
Профессор (широко распахнув глаза): Чеснок, чтоб я лопнул, чеснок! Значит, и ОНИ рядом. А что, хозяин, нет ли в ваших краях какого замка?
Шагал (с готовностью): Как же, майн герр…
Альфред (наступая ему на ногу): Если и есть, эти запуганные крестьяне наверняка нам ничего не скажут.
Крестьянин: Есть замок!
Альфред (поморщившись): Лишь юродивый скажет правду.
Крестьянин: Слышь, умник, мы таких примороженных интеллигентов…
Альфред: Спокойнее, геноссе, попрошу без рук! Мы здесь не просто так шатаемся, и даже не шпионим в пользу великой Германии. Мы ищем вампиров.
Шагал: Но вампиров же не существует.
Профессор (довольно): Они отпираются, но их попытки соврать выглядят просто жалко. Логика, мой мальчик, логика!
Альфред (кивает)
Шагал: Не желают ли господа соснуть? (уводит их в комнату для постояльцев)
Альфред заглядывает в ванную и видит сидящую в корыте Сару.
Альфред: Фройлен, вы очаровательны.
Сара (оценивающе обозревая Альфреда): Ах!
Альфред: Прошу, не смущайтесь. Вам так идет эта пена.
Сара (благосклонно): Нахал.
Альфред: Альфред. Позвольте узнать ваше имя, прекрасная нимфа?
Шагал: Сара, сколько раз можно просить не занимать ванную надолго? Марш отсюда! Извините, господин, это моя дочь Сара.
Альфред: Как истинный рыцарь, я всегда готов уступить место даме.
Профессор: Мой мальчик, где же ты? Так вот, Альфред, к вопросу о логике…
Альфред (вздыхает)
Шагал (подозрительно посматривая на Альфреда): Рыцарь? Хм-хм… (уходит и возвращается с досками и инструментами) Позвольте-ка, господин хороший. Вот, сейчас заколотим… Знаем ты таких рыцарей, хе-хе, живет тут у нас один близехонько.
Альфред: Такая прекрасная дочь – это дар божий.
Шагал (заколачивая дверь из комнаты Сары в ванную): А также головная боль, майн герр. (к Саре) Спи-спи, моя плюшевая кошечка! Папа не даст никому потревожить твой покой.
Граф (издалека): Сколько усилий, и всё напрасно. (пафосно) Готовься, Звездное дитя!
Сара (в кровати): Альфред… Такой милый молодой человек! Если я кого-нибудь и полюблю, то только такого, как ты.
Альфред (после ухода Шагала проверяя, насколько добротно вбиты гвозди): Сара… Какая потрясающая девушка! Если я кого-нибудь полюблю, то, не исключено, именно такую, как ты.
Профессор: Вернемся к нашим вампирам, голубчик. Кстати, что это вы здесь делаете?
Альфред (с сожалением оставляя попытки отодрать доски): Проверяю дверь на прочность, герр профессор, дабы коварные вампиры не напали на нас оттуда.
Профессор (растроганно): Похвальное рвение, мой мальчик.
Граф (сверху глядя на них): Соперник? Нет, этого я не потерплю. Тоже мне, бесстрашные охотники на вампиров. (смеется)
Профессор: Альфред, ты это слышал?
Альфред (глядя вверх и замечая графа): Соперник? Нет, я этого так не оставлю. Тоже мне, сельский упырь.
Граф: Нас разделяет всего несколько сантиметров, Сара. Скоро ты воспаришь со мной в пропасти ночи.
Альфред (бурчит): Воспарит, точно, поправ законы физики.
Сара: Я слышу голос! Он зовет меня.
Граф: Бог умер.
Альфред: Привет Ницше! Вот только сомнительно, чтобы фройлен по достоинству оценила вашу эрудицию.
Граф: Проклятьем мы обречены.
Альфред: А вот и не правда, у Ницше совсем не так было. Одну цитату, и ту не могут до конца выучить.
Сара (недоуменно): Я слышу два голоса.
Альфред: Отец проснется, и третий услышишь.
Сара: Ой, Альфред?
Альфред: А ты думала, романтичный вампир в черном плаще?
Сара (вздыхает)
Альфред: Сара, а иди-ка ты в ванну? Я тебе горячей воды принесу. Посидим, о литературе поговорим.
Сара: Я, право, не знаю. Я честная девушка.
Альфред: Не подумай ничего дурного! А хочешь, а тебе венский вальс напою? Тарам-пампам-пампам-пампам…
Сара: Я иду. Ой, папа?
Шагал: Сара! Куда это ты на ночь глядя и в таком виде? Если забыла, купаться запрещено.
Шлепок. Занавес.
Утро. Двор перед трактиром.
Профессор: Ничто не может сбить меня с толку, ничто не может ввести меня в заблуждение. Я ищу истину.
Альфред (философски): Истина где-то там. (Подняв глаза, смотрит на окошко второго этажа, в котором можно разглядеть Сару)
Профессор: Профессура любит игнорировать мои знания.
Альфред: Неправда, профессор! На кафедре психиатрии вас слушали с превеликим вниманием и даже записывали.
Шагал: Герр профессор читает лекции?
Альфред: А также является их наглядным материалом. Его разум неподкупен, невскрываем и неуязвим для большинства препаратов.
Ребекка: Редкого ума человек!
Альфред: И ясной клинической картины.
Шагал: Скажите, пожалуйста! Герр профессор еще и картины пишет?
Альфред (пытаясь одновременно углядеть в окошке Сару и созерцать внушительный бюст работающей неподалеку Магды): В основном в виде планов-схем.
Куколь (появляется с санками, ворчливо): Хорошо тем, кто вместо работы языков мелет.
Шагал: Герр Куколь! Проходите, прошу вас. Как здоровье его сиятельства?
Куколь (невнятно бурчит)
Шагал: Заказ уже готов, сию секунду можете забрать. (Уходит в дом)
Профессор (выразительно глядя на Куколя): Там где лед и снег, не растут помидоры.
Куколь: Обычно мы используем оранжереи.
Профессор (многозначительно): Там, где по ночам шумят, нельзя спать.
Куколь: Зато те, кто шумит по ночам, отсыпаются, бестии, днем, а простой человек горбаться на них из века в век!
Профессор: Вы говорите о вампирах?
Куколь (сплюнув, начинает загружать сани приносимыми Шагалом свертками)
Профессор: Там, где кто-нибудь горбатится, всегда присутствует какой-нибудь граф.
Альфред (вполголоса): Или промышленник-капиталист. Всякий рад навесить ярмо на шею народа.
Куколь (кивает Альфреду, одобрительно что-то бурча)
Профессор: Я всегда смотрю в глубину!
Куколь (с усилием тягая сани со двора): Есть в графском парке черный пруд… Пойти, что ли, во льду лунку просверлить? (уходит)
Профессор (к Альфреду): Надо было проследить за этим горбуном. Он наверняка служит у графа.
Магда (восхищенно): Как вы угадали, герр профессор?
Профессор: Логика, дитя моё, ло-ги-ка.
Шагал, Ребекка, Магда, Профессор: Логика на благо прогресса! Ясность на благо культуры! Всё для человека, всё на благо человека!
Альфред (глубокомысленно): И даже индуцированный бред – на благо карманов психиатра. А не податься ли мне на лечебное дело?
Занавес.
Поздний вечер. Ванная. В корыте плещется Сара, у закрытой двери в комнате постояльцев, навострив уши, топчется Альфред.
Граф (как обычно, в окне сверху): Добрый вечер, не бойся. Я тот ангел, которого ты ждала.
Сара (нервно): Надеюсь, не Гавриил. И говори тише, теперь подслушивает не только мой отец, но и этот ассистент профессора, Альфред. Сообразительный малый, между прочим.
Граф: Наш уговор в силе? Или ты решила оставить всё как есть?
Сара: Граф, к чему эти подозрения? Мы знакомы не первый день.
Граф: Вот именно поэтому…
Сара (вздыхает): Иногда с новыми знакомыми легче, чем со старыми. Послушайте, мне давно надоело играть эдакую девочку-дурочку. Меня манят новые горизонты. Наконец, мне скучно!
Граф: Приходи на бал, развеешься.
Сара (прищурившись): И ты вот так запросто покажешь меня своей родне? Представляю, что потом порасскажут обо мне эти старые упыри.
Профессор (из-за двери): Упыри? Кто-то упомянул вампиров?
Альфред (недовольно): Вам показалось, профессор.
Граф (кивая на дверь): Однако, время поджимает. Надо что-то решать, Звездное дитя.
Сара: Ну, хоть ты не гони в ту же степь! Звездное дитя, либен фройлен, ма шери… Надоело! Я задыхаюсь в этой обстановке! Я хочу… Нет, я могу дотянуться до звезд, заглянуть в свое будущее, испытать жизнь на прочность.
Граф (иронично): Я хочу увидеть этот мир с высоты циркового каната. Я хочу встать на лед и проверить, выдержит ли он. Пусть никто не вмешивается, когда я рискую, потому что я принадлежу себе. Как-то так. Всё это уже было, Сара. А на бал всё-таки приходи. Кстати, я там тебе под окошком кое-что оставил. (уходит)
Ночь, двор перед трактиром. Под окошком Сары топчется стремительно замерзающий Альфред.
Альфред: Сара, выгляни, прошу! Сара, как бы я хотел, чтобы никакие преграды нас не разделяли, чтобы мы остались вдвоем, ты и я.
Сара (выскальзывая из дома): Тише, папа услышит.
Альфред: Сара! Ты здесь и в такой час. Что ты делаешь?
Сара: Если не считать, что ты голосишь и не даешь мне спать, то – чудесная ночь, в такую ночь приятно подышать свежим морозным воздухом.
Альфред (пораженно): Сара, ты говоришь так непохоже на себя.
Сара (в сторону): Ах, извините, господин хороший, что я не идиотка! (к Альфреду) Ты тоже. Это всё ночь, темнота… свобода.
Альфред (с жаром): Ты мечтаешь о свободе? Моя девочка, я могу увезти тебя далеко отсюда!
Сара (в сторону): Как мило! Интересно, в качестве кого или чего? (к Альфреду, наивно) Это так романтично, стоять в лунном свете.
Альфред: А нестись отсюда на всех парах еще романтичней! Подумай, Сара, там, за воротами начинается свобода. Надо осваивать новые горизонты, ты еще столько всего не видела. Я с радостью покажу тебе свою страну.
Сара (в сторону, иронично): И ни слова о браке и мало-мальских гарантиях. (к Альфреду) Ну, в общем, пошла я.
Альфред (опешив): Куда?
Сара (наивно): В лес. Говорят, если зимой найти подснежники, исполнится самое заветное желание. (напевает)
Катись-катись колечко
На темное крылечко,
К дальней дороге,
На графские пороги,
Сквозь снег и завал
Прямо на бал!
Альфред: Сара!
Сара (подхватывая лежащий у стенки сверток): Догони, если сможешь. Но помни, в лесу холодно и страшно. И, в отличие от меня, ты коротких тропок не знаешь. Бывай, студент! (Смеясь, убегает)
Занавес.
Окрестности графского замка. Ночь. Мороз.
Альфред (как бы продолжая ведущийся разговор): Да-да, профессор, этот граф – вампир, как вся его семейка. Разумеется, только вампиры заманивают красивых селянок. Конечно, они хотят выпить всю ее кровь. Но, майн герр, не кажется ли вам, что несколько неприлично вторгаться в дом джентльмена в столь неурочный час? К тому же ночью силы зла властвуют безраздельно, и всё такое.
Профессор: Логика, мой мальчик, вспомните о логике! Если бы явились днем, когда вампиры спят, кто бы отдал приказ нас впустить? К тому же, у нас есть великолепный повод для визита: архитектура этого замка. Скажем его сиятельству, что нам очень интересно осмотреть этот шедевр неизвестных зодчих.
Граф (появляясь в воротах замка, иронично): Осмотр архитектуры, ночью, зимой.
Профессор: Ах, какой замок! Тринадцатый век! Красота!
Граф: Что ж, да здравствует ночь, которая привела ко мне столь оригинальных гостей. Я – граф фон Кролок и, как вы уже догадались, это мой замок. Прошу, господа.
Профессор: Наверняка, вы устали от одиночества?
Граф (с сарказмом): О да, имея целый кагал родственничков под боком. Мои страдания от одиночества просто нечеловеческие.
Профессор: Нечеловеческие? Ах, как занятно. Для подобных вам, вероятно, море времени бессмысленно.
Граф (выразительно глядя на профессора): Скорее, не само море, а плавающие в нем рыбы.
Профессор: Как остроумно, ваше сиятельство. Однако человек живет на берегу… и не только человек. Время стирает следы на песке, но не в силах излечить от болезни печали, не так ли?
Граф: Главное, чтобы не поразила болезнь ума.
Альфред: Это вы верно подметили. Прошу простить, мы забыли представиться. Я Альфред, ассистент вашего собеседника, профессора Абронзиуса из Кёнигсберга.
Граф: Тот самый Абронзиус?
Альфред: К сожалению.
Граф: Ни слова больше! Я слышал вы произвели фурор на кафедре… Кхм, а вот и мой сын Герберт.
Герберт (жеманно): Надеюсь, милейший Альфред, вы развеете мою скуку.
Альфред (себе под нос): Знаем мы такую скуку. (Громко) Боюсь, виконт, я слишком скучен и старомоден на ваш изящный вкус.
Профессор: Мой мальчик, так и виконт, образно говоря, хранит в себе отпечаток прошедших времен, и, наверняка, их прошло немало.
Немая сцена. Занавес.
Акт 2

Ночь, замок графа фон Кролока.
Сара (в легкой ночной рубашке, без пеньюара): Иногда по ночам мне становится грустно, и меня утешают только мои фантастические сны. Я вижу себя в бальном платье, со звездами в волосах. Музыка как бы приглашает танцевать, и голос зовет меня… Но потом просыпаюсь, а вокруг всё по-прежнему. А мне так хочется праздника и волшебства! Пусть придет кто-то, кто меня поймет, кто разделит мои мечты.
Граф: Твои мечты? Но мечты ли это того прелестного ребенка, которого я некогда гонял с фамильного кладбища, или это мечты взрослой женщины?
Сара (напряженно): Моё сердце словно динамит, оно ждет искры.
Граф: Обычно после этого динамит взрывается. Ты потеряешь себя.
Сара: Иногда по ночам мне хочется, чтобы ты хотел обладать мной.
Граф: Запомни эти слова, Звёздное дитя, и больше никогда не говори их джентльменам, если ты хочешь, чтобы они тебя считали леди. Чего ты хочешь? Я могу сказать, что ты – чудо, примиряющее с реальностью, но я с ней никогда и не враждовал. Я могу сказать, что легко исполню твои сны, но лично для тебя было бы ошибкой потерять голову.
Сара (прижимаясь в графу): Мне кажется, с тобой я теряю рассудок.
Граф (обнимая ее): Хорошо, что это тебе только кажется.
Сара: Я теряю и сердце тоже.
Граф (со вздохом): Что ж, будь по-твоему: море чувств, и ни одного островка благоразумия. Сегодня мы падем в пучину страстей, а завтра будем танцевать на балу.
Занавес.
Утро, гостевая спальня замка.
Альфред (потягиваясь): Однако, профессор, мне сегодня снились престранные сны. Вообразите, мне приснилось, будто бы нас в самом деле посетили вампиры. Они танцевали, предавались разврату и предлагали к ним присоединиться.
Профессор (взволнованно): Мой мальчик, ты уверен, что этого не было наяву?
Альфред (позевывая): Абсолютно. Кстати, к этому умозаключению меня привела именно логика.
Профессор: Интересно послушать.
Альфред: Итак, профессор, если допустить, что вампиры действительно агитировали меня вступить в их ряды, то едва ли бы они при этом пели про День Гнева Господня. Нелогично. И уж тем более не было бы этих «Libera me, Domine».
Профессор: Да, в самом деле. Иногда сон – это всего лишь сон. Что ж, вернемся к нашим изысканиям. Полагаю, сейчас вампиры отдыхают в склепе. Бери мой саквояж, мы идем на охоту.
Альфред (не торопясь выполнять указания патрона): Кажется, граф упоминал о своей прекрасной библиотеке…
Профессор: Неужели? Так что же мы стоим, вперед к источнику знаний. Книги, книги! Кстати, может, и тебе что полезное найдется.
Внутренние покои замка.
Альфред (идет по коридору, на ходу листая потрепанную книжку): Ну, старик удружил! «Советы влюбленным», ха! Впрочем, издание, я смотрю, раритетное. Что ж, посмотрим, как куртизанили наши предки. Итак (читает) «Если в тебе есть любовь, твое сердце не сможет молчать. Честно покажи, что прячется в тебе. Никакое желание не опасно, если его пробуждает любовь». Мда, я бы сказал автору по поводу таких вот неопасных желаний, да, боюсь, бедняга из-за них и скопытился. (прислушивается) О, а уж не фройлен ли Сара распевает в ванной? Пойду, проверю. Что там советует книжонка? (читает) «Иногда один поцелуй может сказать больше, чем тысяча слов».
Герберт: Альфред, вот так сюрприз! Отчего ты так бледен?
Альфред (морщась): Думаю, тебе знакома кухня Куколя, и ты сам додумаешь ответ на свой вопрос.
Герберт (со смешком): Да ты болен. Почему бы тебе не прилечь? (указывает на постель)
Альфред: Сменим тему. Говорят, у вас тут намечается бал?
Герберт (плотоядно оглядывает Альфреда): Знаешь, у тебя такая…
Альфред: Но-но, только без пошлых комментариев, а то я покраснею и сбегу. Лучше вернемся к вопросу о бале.
Герберт (смеясь): Я тебя приглашаю. Это будет так романтично. (танцует вместе с Альфредом) О, что это у тебя?
Альфред: Книга.
Герберт (лукаво): «Советы влюбленным». Это совсем для новичков. Я бы рекомендовал тебе «Ars amandi», хотя, конечно, ее лучше не читать, и постигать на практике.
Альфред (фыркнув): Ты был ее чтецом или практиком?
Герберт (придвигаясь к Альфреду): Сам-то как считаешь?
Альфред (задумчиво): Мы, натуралисты, всё проверяем на практике.
Профессор (врываясь в комнату): Альфред, мы теряем время! И, кстати, что это вы тут делаете с этим порочным созданием?
Альфред (невозмутимо): Мы говорили о литературе, профессор.
Профессор (потрясая саквояжем): Пора приступать к делу!
Герберт (кокетливо): Да, пожалуй.
Альфред: Профессор! Бал совсем скоро. Идемте, вам надо подобрать подходящий костюм. Виконт, я очарован, еще увидимся!
Занавес.
Старое замковое кладбище. Холодно. Идет снег.
Профессор: Вампиры обожают разглагольствовать о своей тяжелой доле около старых могил. Особенно, если в этих могилах лежат их жертвы.
Альфред: По-моему, профессор, для ностальгии слишком прохладно.
Профессор: Но это же вампиры! А они никогда не мерзнут.
Альфред (горестно): А мы? Вам, профессор, хорошо: конфисковали у горбуна тулуп, а я пропадай в лядящем пальтишке.
Профессор: Тише, кажется, сюда кто-то идет.
Куколь (выпрыгивая из-за склепа): Попались, ворюги!
Альфред: Не знал, не был, не участвовал.
Куколь: Шевелитесь, профессор, быстрее снимайте тулупчик! Как тырить, так все проворные, но как возвращать чужое добро, так непременно надо закопаться. Эх, вы, а еще очки нацепили! (забирает свой тулуп и, ворча, уходит в замок)
Профессор: Грубый, не понимающий работы на благо науки и культуры человек. Полный мизерабль! Брр, как холодно-то. Пожалуй, Альфред, вампиры, в самом деле, сейчас не появятся. Но не будем унывать, ведь впереди бал. Эти отродья тьмы наверняка покажут свою зловещую натуру. О, я знаю их коварные планы! Как зараза, они проникнут в города, ужасая и калеча души людей. Скорее в замок! (уходят)
Занавес
Бальная зала. Родственники и соседи Графа, мелкопоместные дворяне, неторопливо фланируют либо образуют небольшие группки. Среди них – Профессор и Альфред. Все в маскарадных костюмах, однако эти костюмы явно знавали лучшие дни.
Родственник: Как заметил один поэт, вечность – это тоска по времени.
Родственница: Вечность, скажете тоже. Наша жизнь – это бег по кругу.
Другой родственник: И жить скучно, и сходить в могилу, не оставив следа, не радостнее.
Кузина (экзальтированно): Ах, как бы вырваться из этой серости к сиянию мира! И мы тоже хорошо: сидим, угождаем кому-то, лжем…
Старуха со слуховой трубой: Что-что, кого мы ждем?
Родственник: Графа, тетушка.
Старуха: Постой, какая мушка? Э? (махнув рукой) Молодежь! Вечно о каких-то пустяках.
Родственник: Вослед тощим годам приходят тучные.
Родственница: Фон Кролок собрал неплохой урожай.
Родственник: Между тем, цены на рынке…
Родственница: Ах, и не говорите! Никогда не бывает достаточно. Мы влачим жалкое, убогое существование.
Входит Граф, разговор прерывается.
Граф (в сторону): Им никогда не бывает достаточно, особенно притоков со стороны. (вслух) Добро пожаловать, дамы и господа! Сегодня у меня будет еще одна необычная гостья: красавица с глазами темными, как ночь. Она придаст очарование нашим унылым посиделкам и… скрасит моё существование.
Сара медленно спускается по лестнице. На ней алое бальное платье.
Родственница: Ах, какой афронт!
Родственник: Как смело, как современно!
Другая родственница (полушепотом): Ей здесь не место.
Кузина: Почему она?!
Старуха: Вот удивил, так удивил.
Граф (шутливо раскланиваясь): Стараюсь, тетушка.
Граф приглашает Сару на танец и открывает бал.
Родственница: Да не лишились ли они рассудка?
Родственник: Интересно, как отреагирует виконт?
Родственники: Мы страшимся осуждения света, и живем во лжи, лишь ей одной доверяя.
Альфред (качая головой): Плохо дело. Они ее съедят, точно говорю.
Профессор (удивленно): Как, прямо здесь?
Альфред (отмахиваясь): Ненависть, сплетни – вот и всё, чем они живут.
Профессор: Ах, как проницательно, мой мальчик.
Сара: Раньше я думала, что любовь разрушит любые чары и преграды, вознося ввысь.
Граф: Между тем, поддавшись чувствам, мы идем на дно.
Сара: Полное затмение, кромешная тьма.
Кузина (неодобрительно): Декаданс.
Родственница: Нельзя разрушать устоявшийся мир.
Альфред (к Саре): Теперь всё изменилось. Но, как и прежде, за дверью – свобода. Позволь мне защитить тебя.
Профессор: Мы ускользнем от них, бежим!
Занавес.
Ночь. Лесная опушка у ворот замка.
Профессор: Мой разум восторжествовал над нечистью. Я подробно опишу наше приключение. Воображаю, какой фурор это произведет в Кёнигсберге! Нобелевская премия ждет меня.
Альфред (к Саре): Нет никаких стен, разделяющих нас. Никаких преград, которых мы не могли бы преодолеть. Останься со мной, Сара.
Сара: Мой мир не такой, каким был раньше. Всё изменилось. Мне жаль, Альфред.
Альфред: Ты помнишь, я говорил, что есть и другие места, другие страны. А любовь творит настоящие чудеса!
Сара (качая головой): Любовь делает нас безрассудными и бросает на самое дно. Я сама это выбрала. Прости. (уходит по направлению к замковым воротам)
Профессор: Весь мир узнает о существовании этих порождений тьмы. (уходит по направлению к лесу)
Альфред: Вампиры будут бесчинствовать… на страницах готических романов.
Профессор (издалека): О, я их знаю! Вампиры теперь захотят захватить мир. Они ничего не боятся.
Альфред (горько): Мир принадлежит подхалимам и бессердечным. Все хотят сверкания и блеска, как… Сара. Решено! Я напишу об этом книгу. Готический роман, фарс, бульварную книжонку! Кого нынче заинтересуют замшелые средневековые теории или обычные житейские драмы. В цене шик, блеск и глянец. Это будет история о вампирах, о полуночном бале, девушке в красном и полном отсутствии морали. Полагаю, успех мне обеспечен. И, главное, не забыть яркий финал. Вампиры танцуют, смеются над Альфредом, его наставников и их жалкими потугами. (в сторону замка) А я смеюсь над вами! Спорим, эта неудача еще принесет мне выгоду.
Занавес.
FIN

@темы: Мюзиклы, Пародии, Увлечения, Фанфики

URL
Комментарии
2011-07-01 в 00:15 

greamreaper
Мрачный жнец -замах косы плюс минус 3 метра- как не повезет
Ухахахах)) Вот оно "Юност ьБрэма стокера"

2011-07-01 в 00:20 

Санита
Каждый суслик - агроном.
greamreaper, типа того :)

URL
2011-07-01 в 01:10 

Мамонтенка
Homo emoticus
Как всегда бесподобно, но на удивление невесело)

2011-07-01 в 01:44 

Санита
Каждый суслик - агроном.
baby~mammoth , увы, сказка может быть грустной )

URL
2011-07-01 в 01:47 

Larisch
Schoenheit von Soho / A nagy rajongas
А Альфред - мальчик не промах :)) Ну хоть книгу напишет!

2011-07-01 в 02:21 

Санита
Каждый суслик - агроном.
Larisch, это точно, и в книге будет всё "как надо" :)

URL
2011-07-01 в 23:23 

Браво!!! Ты наешь мое отношение к Баллу Вампиров, но этот фанфик меня безумно порадовал!!!!

А Альфред - мальчик не промах
Ага, и от Герберта не носится сломя голову)

2011-07-01 в 23:28 

Санита
Каждый суслик - агроном.
Artparivatel, о да, я знаю твое отношение к ТдВ, и посему мне вдвойне приятно! :)
А Альфред - мальчик не промах
Ага, и от Герберта не носится сломя голову

У него здесь вообще и голова на плечах, и в голове есть много всего )))
"Предупреждаю: когда-нибудь ваш Костик вас удивит". (с)

URL
2011-07-12 в 01:49 

Скучающая дама
Ask me what happens if you die in reality.-What happens?-You die, stupid. That's why it's called "reality"
Сара (недоуменно): Я слышу два голоса.
Альфред: Отец проснется, и третий услышишь.

:-D
Герберт (придвигаясь к Альфреду): Сам-то как считаешь?
Альфред (задумчиво): Мы, натуралисты, всё проверяем на практике.

:laugh:

думается, Альфред здесь достаточно умен и циничен, чтобы не особо переживать из-за Сары и наслаждаться несомненным успехом будущей книжки :)

2011-07-12 в 22:18 

Санита
Каждый суслик - агроном.
Скучающая дама, несомненно :) Это ж такой Альфред, который "сильно изменился за лето"(с)

URL
2012-10-02 в 02:00 

Another Brick [DELETED user] [DELETED user]
Ахахахаха! Гениально!
Альфред: Спокойнее, геноссе, попрошу без рук! Мы здесь не просто так шатаемся, и даже не шпионим в пользу великой Германии.

Альфред: Не подумай ничего дурного! А хочешь, а тебе венский вальс напою? Тарам-пампам-пампам-пампам…

Альфред (бурчит): Воспарит, точно, поправ законы физики.

Сара (недоуменно): Я слышу два голоса.

Альфред (задумчиво): Мы, натуралисты, всё проверяем на практике.

Спасибо огрооомное!

2012-10-02 в 13:58 

Санита
Каждый суслик - агроном.
*не может придумать ник*, благодарю. Это был экспериментальный Альфред :)

URL
   

Rabbit hole

главная