23:30 

Независимая и неинфернальная (императрица)

Санита
Каждый суслик - агроном.
Таки да, аффтар-рецидивист по-прежнему пишет своё "есчо" всё о том же и о тех же. На сей раз это продолжение "Не мертвой и неразведенной" http://www.diary.ru/~Nit-rabbit/p166151069.htm Как уже догадались те полтора-два-три человека, которые героически это читают, речь идет о кроссовере "Элизабет", "Дракулы", а теперь еще и "Призрака Оперы".

Независимая и неинфернальная

Париж встретил ветром и дождем: осень, ничего удивительного. Сгрузившись на перрон со всем своим багажом, самая засекреченная императрица (гений маскировки и мимикрии, знатоки из большого дома поймут) недовольно огляделась. Насколько было видно сквозь слишком густую вуаль, никто не торопился ее встречать. Она стояла одна-одинешенька среди людской толпы с тремя старыми сундуками и одним потрепанным гробом. На ней самой было старомодное черное платье и шляпа ему под стать. Впервые Сисси пришло на ум, что слишком глубокое инкогнито до добра не доводит. В самом деле, никто не спешил погрузить ее вещи и помочь сесть в экипаж. Никто не говорил, какая это честь для всего города и лично для встречающих лицезреть самую загадочную и прекрасную женщину Европы. А вагон! Брр, это ужасное, маленькое, неудобное купе, которое, к тому же, приходилось делить днем с гробом, а ночью с не-мертвым попутчиком. Хорошо, хоть графские дамы всю дорогу провели в багажном вагоне.
- Где же ваш Призрак Оперы? Ему самое время превратиться в Призрака Вокзала и встретить нас, - тихо пробормотала Элизабет, чуть стукнув по крышке гроба. Изнутри никто не отозвался: что поделать, до вечера от вампира помощи не жди. Вокзальные часы отбили четыре часа.
- Мадам, вы, случайно, не из Трансильвании? – спросил чей-то приятный лирический баритон.
- Случайно, - сухо ответила Элизабет, смотря на подошедшего к ней человека, закутанного в плащ по самый нос, а для пущей конспирации еще и надвинувшего шляпу почти на глаза.
- Возможно, вы сопровождаете моего знакомого? – предположил человек.
- Возможно, но едва ли вероятно, - чуть поджала губы Сисси.
- Простите?
- Это он меня сопровождает, неужели не понятно?
- Простите, - повторил человек и тут же начал оглядываться, - но я что-то совсем не вижу графа.
- Он внутри, - лаконично пояснила Элизабет, кивнув на стоящий рядом гроб.
- Какое несчастье! – незнакомец застыл на месте.
- И не говорите, - кивнула Сисси. – Никто не торопится найти мне экипаж, никто не помогает с багажом, а только знай себе лежит без дела, пока другие тут страдают, рискуя промокнуть и простудиться.
- Мадам! – воскликнул незнакомец, очевидно, пораженный вампирским вероломством графа.
- И как будто мало мне одного гроба со всем содержимым, так еще и эти его сундуки как-то пристраивай. Тоже мне, граф называется! Рыцарства и благородства ну просто ни на сантим, не говоря уже про элементарную предусмотрительность и порядочность. Оставить меня одну, в незнакомом городе, без денег и слуг!
- Мадам, это ужасно, - выдохнул незнакомец.
- Конечно, ужасно, любой нормальный человек это поймет, - согласилась Сисси. – Жаль, наш общий знакомый никогда не относился к этой категории. Кстати, мсье, вы не могли бы найти мне экипаж?
- Экипаж ждет вас, мадам, - сдавленным, наверняка, от волнения голосом пробормотал незнакомец. – И даже не один.
Элизабет мило улыбнулась и, кивнув подошедшим носильщикам, пошла за своим провожатым.
Предусмотрительность встречающего оказалась весьма кстати. В первый экипаж Элизабет погрузила гроб с графом и села сама; во втором поехали сундуки с вампиршами.
- Уф, тронулись, наконец-то, - откинулась на подушки Сисси, глядя, как исчезает из вида здание Гар-дю-Нор. – Кажется, во всей этой вокзальной суете мы забыли представиться? Меня зовут Элизабет.
- Элизабет, княгиня Дракула? – уточнил ее попутчик, так и не удосужившись снять или хотя бы немного отодвинуть назад шляпу.
- Просто Элизабет, - улыбнулась Сисси. – Я давно устала от почестей и длинных титулов. Хотя, должна отметить, в свой великосветский период я носила совсем другой титул и фамилию. А как можно называть вас?
- Эрик, - с небольшой запинкой ответил ее визави.
- Чудесное имя. Итак, мсье Эрик, видите ли, в чём дело. Нас с графом должен был встретить Призрак Оперы, весьма своеобразный молодой человек, судя по рассказам графа, взять хотя бы этот вычурный и одновременно не требующий большого воображения псевдоним.
- Чем же вам не угодил его псевдоним? – с каким-то странным сопением поинтересовался Эрик.
- Это же просто нелепо. Призрак Оперы! Опера, мсье Эрик, переживет не одного самозваного Призрака, тем более ненастоящего. Зато какой простор для таких же посредственных романтиков. Можно даже организовать клуб Призраков: Призрак Оперы, Призрак Балета, Призрак Драмы, Призрак Комедии и так далее. Помяните моё слово, мы еще услышим о Призраке Варьете и Призраке Мюзик-Холла.
- Смешно, - процедил откуда-то Эрик из-под шляпы.
- О, поверьте, я знаю толк в псевдонимах, - заверила его Элизабет. – Особенно в их посредственности и ошибочности. Однажды я, так же вот наивно, как этот неявившийся Призрак, придумала имя своему, э-э, знакомому. Черный принц. Впрочем, меня тогда мог извинить юный возраст.
- Растиражированный, массовый образ, - поморщился под шляпой ее собеседник.
- Вот именно, - согласно кивнула Элизабет. – Уж конечно, реальность оказалась куда причудливей и вместе с тем проще. Тем не менее, он иногда припоминает мне все те глупости, что я ему, по малолетству, наговорила. Жутко неудобно иногда получается.
- Что ж вы ему такое наговорили, кроме неудачного прозвания?
- О, чего только ни скажет наивная, юная девушка после огромного потрясения, - фыркнула Элизабет. – Ой, мсье Эрик! Наш багаж! Он больше не едет за нами.
Действительно, второй экипаж, и без того сильно отстававший, теперь окончательно исчез из виду.
- Найдется, - сказал Эрик. – Давайте спокойно доедем до дома, вы отдохнете, а потом я непременно верну вам ваш багаж.
- Как бы у багажа до той поры не успела начаться самостоятельная и независимая жизнь, - пробормотала себе под нос Сисси. Но дождь припустил сильнее, и по такой погоде совсем не хотелось колесить по городу. В конце концов, пусть граф, если ему надо, сам поищет своих дам. Элизабет вовсе не обязана за ними следить.
Мсье Эрик попросил возницу остановить в каком-то подозрительном проулке и, расплатившись, проворно погрузил гроб на багажную тележку. Дождавшись, когда экипаж уедет, он прошел чуть подальше и, сдвинув казавшуюся такой массивной решетку, открыл проход, очевидно, ведущий к его жилищу.
- Прошу за мной, мадам, - Эрик изобразил радушный жест и первым прошел во тьму, толкая впереди себя нелегкую тележку. Когда Элизабет вошла в проход, он вернул решетку на место и зажег заранее припрятанный неподалеку фонарь.
- Возьмите, мадам. Одного гроба с нас вполне достаточно, не так ли? Вам незачем сворачивать себе здесь шею.
Элизабет поблагодарила и последовала за своим странным спутником.
- Куда мы идем? – поинтересовалась Сисси.
- Туда, откуда многим не было возврата, - ответил Эрик. Элизабет тихо рассмеялась. – Вы не боитесь, мадам Элизабет?
- Кого или чего? – удивилась императрица. – Темный проходов, и вообще потайных ходов, равно как и фонарей, я ничуть не боюсь.
- Говорят, неподалеку находятся загадочные и недоступные владения Призрака Оперы, - поведал Эрик, для пущего эффекта возвысив голос.
- Если там кто-то побывал, чтобы утверждать это наверняка, значит, уже не недоступные, - заметила Элизабет. – А если их никто не видел, что ж, вполне вероятно, что это очередная городская легенда.
- Не хочу обидеть вас, мадам, но вы весьма невпечатлительная особа, - пропыхтел Эрик, толкая вперед гроб.
- А вы побывайте на самом деле в местах, откуда нет возврата, или хотя бы в их преддверии, тоже не будете поддаваться очарованию всяких примитивных фокусов или искать особую тайну в забытом современниками архитектурном изыске, - парировала Сисси.
- И откуда же, по-вашему, нет возврата? – с ехидством спросил Эрик. – Вы, часом, не побывали на полночном балу привидений? Или, быть может, приняли приглашение на суаре от обворожительного вампира?
- Обворожительного? – рассмеялась Элизабет. – То есть, вы всерьез думаете, что меня можно обворожить дышащим на ладан замком и траченной молью меховой шапкой с фальшивым рубином? И с чего бы мне тащиться на бал к каким-то привидениям? Они и сами прилетят с визитом, если потребуется.
- А если не прилетят? – поддел Эрик.
Элизабет с жалостью посмотрела в сторону его напряженной спины. Привидениям надо как-то обживаться на границе миров. И делать это лучше, не вызывая недовольства дер Тода. Так что, будь мсье Эрик призраком, такой глупый вопрос ему просто не пришел бы в голову. Впрочем, что взять с простого человека. Сисси вздохнула. В самом деле, зачем она заговорила о настолько непонятных для него материях.
- Не прилетят, им же хуже, - нейтральным тоном сказала Элизабет. – Пусть до скончания времен пережевывают старые сплетни в местах куда менее комфортных и приятных, чем их привычные жилища.
Между тем впереди показалось большое подземное озеро. У импровизированного причала была привязана лодка.
- Вот мы и пришли, - порадовал Сисси Эрик, сгружая гроб в лодку и стараясь не пыхтеть от натуги. Видно было, что бедняга устал возиться с этим нелегким грузом. Элизабет нахмурилась и, подойдя к гробу, решительно стукнула кулаком по крышке.
- Между прочим, здесь нет дневного света. И с вашей стороны крайне некрасиво заставлять человека таскать туда-сюда ваши четыре доски.
- Мадам? – удивленно воскликнул Эрик.
- Я с вами разговариваю! – Элизабет стукнула по крышке сильнее. – Извольте ответить.
- Сударыня, ну, что вы, право слово, - пробурчал граф, неторопливо откидывая крышку гроба и потягиваясь. – Поверьте моему опыту, небольшая мышечная усталость куда лучше полного шока. Вот, посмотрите сами.
Эрик сдавленно булькнул и попятился, немедленно споткнувшись о столбик, за который была привязана лодка.
- Мсье Эрик, с вами всё в порядке? – вежливо полюбопытствовала Сисси. – Позвольте вам представить князя Влада Дракулу, который любит, чтобы его называли графом.
- Граф звучит как-то более современно и демократично, - пояснил вампир, выбравшись из гроба.
- Кхм, - судорожно кивнул Эрик.
- Я рад, что вы со мной согласны, молодой человек, - благосклонно сверкнул клыками граф. – О-ля-ля, вот мы и в Париже. Впрочем, в этом подземелье я чувствую себя практически как дома. А что мои вампирши?
- Отстали по дороге, - махнула рукой Элизабет. – Унеслись за пелену дождя.
- Ну, и леший с ними, всё меньше нервов потрачу, - просветлел лицом граф. – Значит, вот она и настала, одна прекрасная ночь.
- Вечер, - поправила Сисси.
- Неважно, - расплылся в улыбке вампир.
- Почему прекрасная? По-моему, сегодня сыро и промозгло, – выдавил Эрик.
- Прекрасная, не спорьте, - добродушно сказал граф. – Как-то раз мои дамы заявили, что одной прекрасной ночью покинут меня. Ждать пришлось долго, разорительно и неудобно, но счастье стоит и не таких затрат. Ну-с, мсье Эрик, мы находимся где-то под Оперой, если я правильно запомнил некоторые места из писем Призрака?
- Э-э, да.
- В таком случае я едва ли ошибусь, предположив, что вы и есть тот самый малый, предпочитающий пользоваться этим звучным псевдонимом.
- Вы правы, граф, я – Призрак Оперы.
- Ой, надо же, как нелепо получилось, - улыбнулась Элизабет. – Что же вы раньше не раскрыли свое инкогнито?
- И лишился бы удовольствия услышать о перспективах появления Призрака Варьете? – хмыкнул Эрик.
- Призрак Варьете? Это что, ваш коллега? – заинтересовался Дракула.
- Пока нет, но в необозримом будущем кто знает, - уклончиво ответил Эрик.
- А теперь, когда мы все перезнакомились, вы, мсье Эрик, можете, наконец, открыть свое лицо. Мне как-то непривычно разговаривать с воротником плаща и полями шляпы, - сказала Сисси.
- Моё лицо слишком ужасно, чтобы я его открыл, - мрачно заявил Эрик, отвязывая лодку. – Вы испугаетесь и отшатнетесь.
- Ну, меня вы едва ли испугаете, молодой человек, - пожал плечами вампир. – Я и не такое творил, пардон, видел, я хотел сказать.
- С вами дама, - покачал головой Призрак.
- Дама сама по себе, - поморщилась Элизабет. – И, кстати, почему вы так уверены, как именно я буду воспринимать ваше лицо?
- Я на всех нагоняю страх, - уныло проговорил Эрик, работая веслом.
- Послушайте, кажется, я ясно сказала, что побывала в таких местах, по сравнению с которыми эти ваши подвали – милый уютный будуар. Так вы думаете, в тех интересных местах аборигены, назовем их так, были сплошное крем-брюле?
- Где вы побывали? В замке нашего общего знакомого? В доме скорби, куда любят ходить на экскурсию скучающие дамы, желая пощекотать себе нервы? – раздраженно бросил Эрик.
- И в замке, и в лечебнице я, действительно была. Но вот что я вам скажу, мсье Эрик. Я также провела немало времени при дворе в Вене, а также неоднократно посещала Посмертие.
- Подумаешь, императорский двор… Что?!
- Да-да, Посмертие, - мило улыбнулась Сисси. – Заодно осмотрела будущее кладбище нашей с вами эпохи. Мы тогда еще немного поспорили с дер Тодом, какой мой портрет лучше там установить.
Эрик снова что-то сдавленно булькнул и едва не выпустил из рук весло. Дракула сочувственно вздохнул.
- Осторожнее, мсье! Вы же так весло утопите, - забеспокоилась Элизабет.
- Мадам, простите, а вы, гм, как бы так сказать, - замялся Призрак Оперы.
- Я в здравом уме и трезвой памяти, если вас интересует именно это, - усмехнулась Сисси. Вампир кивнул, подтверждая, мол, порядок, дама абсолютно нормальна, просто так уж получилось: Посмертие, дер Тод. В конце концов, у людей сплошь и рядом случаются куда менее интересные и при этом более опасные знакомства.
Лодка причалила к берегу. Элизабет и Дракула выбрались на землю, Эрик трудолюбиво взялся за графский гроб.
- Оставьте вы эту рухлядь, - посоветовала Элизабет. – В ваших апартаментах дневной свет, как я понимаю, отсутствует. А графу мы потом более солидный гроб подберем.
- Но я привык спать в гробу, - запротестовал вампир.
- Мсье Эрик, у вас, случайно, не найдется незанятой домовины для этого привереды? Как, найдется? Замечательно! Граф, у нашего хозяина есть для вас подходящее спальное место. Поэтому давайте уже утопим этот убогий кошмар.
Препираясь по поводу будущей покупки, императрица и граф вошли в жилище Призрака Оперы.
- Уютно у вас тут, совсем по-домашнему, - оценил вампир, оторвавшись от спора. – Только эта спальня какая-то, хм, не мужская. Знаете, все эти ангелочки, цветочки, розочки, да еще и платье у вас тут на манекене… Я, конечно, прогрессивная личность, и каких только пристрастий у моих родственников ни было, но лично вам, молодой человек, я бы порекомендовал сменить оформление.
- Это для Кристины, - смешавшись, пробормотал Эрик. Наверняка еще и покраснев при этом под своей шляпой и поднятым воротником.
- Друг мой, - мягко улыбнулся Дракула, стараясь не особо показывать при этом клыки, - мне неловко об этом говорить, но в вашем доме совсем не чувствуется женского присутствия.
Призрак засмущался еще больше и, забыв даже предложить гостям чаю, поведал историю своей несчастной любви.
- Теперь всё, что мне осталось, это в последний раз приблизиться на сцене к моему ангелу в ходе «Торжествующего дона Жуана», - заключил свой печальный рассказ Эрик. – А потом я потеряю Кристину навсегда. Она выйдет замуж за этого напыщенного, ничего не смыслящего в искусстве и едва ли ценящего ее по достоинству мальчишку, виконта де Шаньи.
- Бедный вы, бедный, - сочувственно прошептала Сисси. – И хуже всего то, что, начиная с появления Рауля, вы всё делали совсем не так. Впрочем, ваш случай не безнадежен. В конце концов, Кристина вмешалась в ход дуэли и до сих пор не сдала вас полиции.
- Вы полагаете, Кристина может выбрать меня, несмотря на моё уродство? – горько сказал Эрик.
- Вот кто о чём, а лысый снова о расческе, - недовольно прищелкнула пальцами Элизабет. – Я не хочу показаться нетактичной, но, мсье, боюсь, вы просто зациклены на своей внешности и, что еще хуже, склонны приписывать другим собственное мнение. Один мой знакомый тоже везде лезет со своими прожектами и пытается выбрать за меня, что для меня же, по его мысли, лучше, удобнее и так далее. И знаете что? Я до сих пор благополучно замужем за другим и проживаю там, где хочу, а совсем не там, где хочет он. Нет, в принципе, некоторые его предложения не лишены смысла и даже, я бы сказала, истинного чувства, но сам подход – это нечто, - Элизабет закатила глаза.
Дракула с максимально независимым видом отодвинулся подальше и принялся с преувеличенным вниманием вглядываться в разбросанные по столу части партитуры какой-то оперы. Если вдруг дер Тоду вздумается расспросить, что там говорила его симпатия, то он, Влад, честно ответит, что не слышал. Лично у него, хвала Тьме, «гранде аморе» дер Тода приватного интереса не вызывает, и вообще, женщин на свете много, а гениальных музыкальных произведений мало. А тут как раз подвернулся случай изучить выдающуюся, редчайших достоинств оперу. Надо только не забыть позднее расспросить Призрака, в чем именно заключается гениальность, новаторство и, одновременно, верность традициям применительно к данному сочинению.
- Вот скажите, что именно вы собираетесь сделать на премьере? – продолжала Элизабет, обращаясь к Эрику, находящемуся в счастливом неведении относительно опасных для обсуждения тем.
- Я заменю Умберто и выйду на сцену сам. Спою дуэтом с Кристиной, а потом постараюсь уговорить ее остаться со мной, хотя она едва ли согласится.
- Хм, я думаю, чтобы остаться с ней наедине, у вас припасен какой-нибудь простой трюк, наподобие исчезновения со сцены вас обоих вкупе с эффектным отвлечением внимания полиции и публики на какие-нибудь опасные беспорядки в зале, - предположила Элизабет.
- Как вы узнали, мадам?
- Назовем это интуицией. Так вот, мсье Эрик, я бы решительно советовала вам этого не делать.
- Но почему? Вы хотите, чтобы я уступил Кристину этому самодовольному щенку, и даже без боя? – мгновенно закипел Призрак.
- Вообще-то я просто опасаюсь, что ваши фокусы вместе с вашим характером дадут совершенно противоположный эффект. Сами посудите: вслед за Кристиной непременно увяжется ее жених, он угодит в какую-либо вашу ловушку, и всё пойдет прахом. Вы вспылите, встанете в позу и даже попытаетесь его убить. Кристина, естественно, разнервничается, расплачется, захочет его спасти. Он ведь будет так жалко и, одновременно, так благородно выглядеть. Вы потребуете от девушки бог весть что, он попросит ее не жертвовать собой. Кристина сделает что-нибудь романтическое, но, в итоге, уйдет вместе с ним. Это неважно, что уже через неделю, максимум две, она станет горько сожалеть о своем выборе, факт останется фактом. Уж вы мне поверьте, я знаю толк в таких историях.
- Да-да, молодой человек, хотя в мадам Элизабет нет особой мистики, она совсем неинфернальна, и вообще всего лишь человек, но в плане романтических историй и связанных с ними глупостей вы можете полностью положиться на ее опыт, - кивнул Дракула.
- Что ж, мадам, вы очень хорошо и подробно объяснили мне, что не надо делать. Может быть, теперь вы соизволите сказать, что же всё-таки надо сделать, - иронично протянул Призрак.
- Для начала, мсье Эрик, я бы рекомендовала научиться снимать плащ и шляпу в помещении, особенно при разговоре с дамой. Ну, а затем… Затем, мсье, мы с вами придумаем новый план действия. Конечно, это будет не похоже на то, что вы обычно делаете, но тем лучше. Начнем с этой вот вашей оперы. Вы можете несколько переделать сцену с исчезновением? Как? Снимите, наконец, шляпу, и я вам всё подробно объясню.
Премьеру «Поверженного Дона Жуана» можно было справедливо считать самой скандальной постановкой этого сезона. Начать хотя бы с того, что еще неделю назад опера называлась «Торжествующий Дон Жуан». Впрочем, кроме смены названия и, как намекали исполнители, еще и некоторых доработок сюжета, были и другие сенсации. Так, к примеру, ходили слухи, что на сцене непременно появится ужасный и загадочный Призрак Оперы, и некоторые места, наиболее удобные для ведения стрельбы, будут заняты полицейскими в штатском. Более того, этот спектакль должен был стать последним для будущей виконтессы де Шаньи, а пока еще мадемуазель Кристины Даэ. Цены на билеты подскочили неимоверно.
К концу второго акта напряжение достигло апогея. Сцена с масками просто обязана была оказаться шокирующей. И публика, и полиция, и администрация театра замерли: если Призрак действительно планировал появиться, логично было бы сделать это именно сейчас, под маской Дона Жуана, в отсветах адского пламени и с выигрышной арией. Но сначала на сцену должна выйти мадемуазель Даэ. Фальшивое адское пламя раздувалось и ревело всё неистовее. Внезапно декорации изменились, и публика ахнула. Сцена казалась как будто присыпанной пеплом, само пламя вдруг стало почти прозрачным, словно изображая не огонь, а воспоминание о нем. Из полумрака стали проступать причудливые очертания поросших плющом развалин, в которых каждому виделись смутно знакомые здания. На заднем плане беззвучно раскалывались и низвергались в бездну знаменитые и неизвестные гербы. Бесплотные тени метались в вышине, как стая испуганных птиц, а в тревожной музыке слышалась неумолимая поступь уходящего времени. Вот-вот что-то случится, еще чуть-чуть, еще минута и… Зрители видели старый мир, бывший таким привычным, который рушился, и тянул в небытие принадлежащие ему души. Казалось, еще немного, и зрители тоже упадут в небытиё. И в этот момент на сцене показалась мадемуазель Даэ. По залу пронесся вздох, в котором мешались облегчение и предвкушение.
Девушка медленно шла, закутавшись в темный плащ, ее лицо было скрыто маской. Аккорд – и плащ эффектно сброшен. По залу покатился еще один изумленный выдох: мадемуазель Даэ была чересчур изящно раздета, особенно для будущей виконтессы. И в этот момент в ненастоящем пламени возник Дон Жуан.
- Стреляйте, - шепнул виконт де Шаньи начальнику полиции.
- Подождите, - с негодованием зашипела Антуанетта Жири, - хотя бы убедитесь, что это он. Кажется, в ваши планы не входило пристрелить заодно и беднягу Умберто. Мало ему Карлотты на шее, так надо еще и пулю в сердце!
И тут Дон Жуан запел. Зал затаил дыхание, внимая неземному голосу… Призрака? Неважно! «Старая история может стать новой, ожив в сём веке. Но каждая история когда-нибудь оканчивается. Не пора ли признать, что мы уже дошли до точки невозвращения, Элизабет?» - пел голос.
- Элизабет? При чем тут Элизабет? Если уж отступать от либретто, он должен был сказать, Кристина, - недоуменно заметил Рауль.
- Видать, запутать нас хочет, каналья. Стреляем? – предложил начальник полиции.
- Мсье, вы идиот. Это же не Призрак. У него голос другой, - проскрежетала мадам Жири.
- Да-да, как-то непохоже звучит, - неуверенно кивнул виконт де Шаньи.
«Все слова сказаны, все проклятия и благословения равно пусты, и мы стоим на краю мира, зная, что падение неизбежно».
- Всё-таки этот Призрак удивительный наглец, - заметил мсье Андре своему компаньону, нервно ерзая на сиденье в директорской ложе. – Вносить изменения в либретто прямо в день премьеры, не уведомив даже дирекцию.
- Надеюсь, его подстрелят. Впрочем, стоит признать, поёт негодяй как ангел, - отозвался его компаньон мсье Фирмин.
«Знать бы еще, куда именно падать», - подумала Элизабет, направляясь к лже-Призраку. Она наверняка знала, что Эрик уже исчез из театра, предварительно похитив Кристину прямо из гримерки, с небольшой помощью вампира. Оно, конечно, куда менее впечатляюще, чем провалиться под сцену под рёв оркестра, свист пуль и всполохи декоративного костра, зато надежно и абсолютно нетравматично. По их с Призраком плану, Умберто должен был спокойно отпеть переделанную из дуэта арию и, обняв Элизабет, благополучно «исчезнуть» под гром оваций, чтобы затем элегантно вывести даму на поклоны. План был идеальным. Вот только Умберто на сцене не оказалось. Элизабет посмотрела на Дона Жуана. Да, стоит признать: в изобретательности дер Тоду не откажешь. Со стороны главной героини, которую она сейчас изображает, было бы нелепо попытаться сигануть через оркестровую яму и кинуться прочь из оперы в жизнь. Сисси подошла к «Жуану», всё еще выпевающему очередные вариации на любимую тему гибели её мира, конечности жизни и единственной имеющейся перспективы, и встала рядом, отбивая каблучком незамысловатый ритм.
- И ты сама знаешь, что ты принадлежишь, - с удвоенным энтузиазмом пропел «Жуан», обняв ее.
- Себе! – воскликнула Элизабет. И в тот же момент, заглушая все привычные возражения дер Тода по этому вопросу, раздался скрежет, и они провалились вниз.
«Хотя бы работник сцены сработал, как и предполагалось, - с удовольствием отметила Элизабет. – Условный стук, и все возражения отменяются».
Элизабет уже приготовилась приземлиться и, наконец, высказать дер Тоду всё, что она думает о жизни нежити (тоже мне, нежить, захолустный вампир и ненастоящий Призрак!), но падение всё не кончалось. Казалось, они просто падали в пустоту. И самое тревожное, что дер Тод, в кои-то веки, молчал и не пытался ее ни в чем убедить. Элизабет почувствовала головокружение. Нет, она ничего не будет спрашивать у этого невозможного типа! Рано или поздно они хоть где приземлятся. И, может быть, это будет действительно удивительное место. «Непременно», - услышала Элизабет прежде, чем потерять сознание. Всё-таки иногда быть живой очень неудобно, например, при всех этих перемещениях. Но это, безусловно, не значит, что она поторопится стать мертвой. Как бы не так!

@темы: Мюзиклы, Творчество, Фанфики

URL
Комментарии
2011-09-07 в 02:48 

Лукиан
Имею дар смотреть на вещи бог знает с какой стороны
Впервые Сисси пришло на ум, что слишком глубокое инкогнито до добра не доводит.
:lol:

Это он меня сопровождает, неужели не понятно?
:five:

Конечно, ужасно, любой нормальный человек это поймет, - согласилась Сисси. – Жаль, наш общий знакомый никогда не относился к этой категории.
:lol:

Санита, замечательно! У дер Тода неистощимая фантазия, и у тебя тоже :red: Казалось бы, сюжеты мюзиклов одни и те же, а вариация написания всякий раз возникает новая :vo:

2011-09-07 в 09:51 

greamreaper
Мрачный жнец -замах косы плюс минус 3 метра- как не повезет
Класс))) А Дер Тод -прирожденный артист))Под стать Лизе. Ждемс куда они упали)
Про глубокое инкогнито определенно в цитатник)))

2011-09-07 в 23:21 

Санита
Каждый суслик - агроном.
Roseanne, я стараюсь, хотя штампы лезут откуда только можно и нельзя. ;-) При этом я начинаю с одного, думаю закончить другим, и в итоге прихожу к чему-то третьему в финале. Теперь вот даже и не знаю, что писать в третьей части.

greamreaper, угу, просто массовик-затейник в роли героя-любовника.
Ждемс куда они упали
Я тоже жду :)

URL
2011-09-07 в 23:40 

Лукиан
Имею дар смотреть на вещи бог знает с какой стороны
Санита, вот я как-то штампов не заметила. Если они есть, то в глаза не бросаются, хорошо замаскированы.

Ждемс куда они упали
Я тоже жду

В Страну Чудес? :bunny2:

2011-09-07 в 23:50 

Удалено администратором /спам/

URL
2011-09-07 в 23:51 

Санита
Каждый суслик - агроном.
Roseanne, спрашивали - отвечаем (с) гы
Нет, герои не могут упасть в Страну Чудес: кино аффтар не смотрел, до Кэролла аффтару не дотянуть совсем никак. Поэтому либо оин упадут в очередной мюзикл, либо еще в что-то, аффтару известное и легко изображаемое.

URL
2011-09-07 в 23:56 

Санита
Каждый суслик - агроном.
Гость :hi2:

URL
2011-09-08 в 00:10 

Лукиан
Имею дар смотреть на вещи бог знает с какой стороны
Не, до Кэролла тянуть не надо.

2011-09-09 в 00:58 

Великолепно))) Долго не доходили руки прочитать! Но это правда великолепно)) Но ты знаешь мою преданность твоему творчеству ;-)

2011-09-09 в 01:29 

Санита
Каждый суслик - агроном.
Artparivatel, мне это тоже нравится, и особенно в процессе написания.

URL
2011-09-12 в 13:05 

Санита, Как всегда очень здорово, обожаю вашу Элизабет!

2011-09-12 в 23:08 

Санита
Каждый суслик - агроном.
ktyf121, благодарю, мне очень приятно это знать :)
обожаю вашу Элизабет
Я её тоже очень люблю:D

URL
2011-10-30 в 14:16 

DaddyCat
Врать окружающим вредно, врать самому себе смертельно опасно.
Полное мяу, по почтенная публика права -- их определенно несет вниз по кроличьей норе в контексте. Хотя нора может оказаться и Кролочьей ;) Хотя мы-то знаем, что выкопал ее Кролег :)))

2011-10-30 в 18:40 

Санита
Каждый суслик - агроном.
DaddyCat, несет, несети куда-то, да принесет. Знать бы, куда!
П.С. Мне очень приятно снова тебя тут увидеть!

URL
     

Rabbit hole

главная