18:44 

Три карты

Санита
Каждый суслик - агроном.
Сегодня у нас в программе кроссвер мюзикла с оперой. Итак, "Пиковая дама": музыка П.И. Чайковского, либретто М.И. Чайковского, послушал-почитал-перепер ваш покорный слуга. И, кстати, дер Тод included.

Три карты или Амуры и азарт
Случай в старосветским стиле


Когда выбираешь очередной поворот судьбы – держи ухо востро; когда выбирать помогает инфернальное создание – держи востро оба уха.
Инфернальное создание, также известное под именем дер Тод (скромно и без чинов), удобно расположилось в будуаре прекрасней императрицы Элизабет. Дер Тод был не то, чтобы озадачен, но пока что без особого успеха пытался как-то сопоставить то, что его Элизабет говорит, и то, что для неё подойдет на самом деле.
- Я хочу быть свободной, - в который раз с нажимом повторила Элизабет.
«Не замужем», - чиркнул в блокноте дер Тод.
- Я хочу писать стихи, скакать на лошади, путешествовать, - раздосадованная отсутствием ответа от адресата, еще больше распалялась Сисси.
«Материально обеспеченная, происхождение, желательно, дворянское», - внес в памятку дер Тод.
- И вот по поводу эти твоих вечных танцевальных намеков, - продолжила Элизабет, хотя в данный момент дер Тод был слишком занять, чтобы на что-либо намекать. - Учти, я сама буду выбирать место, время и музыку.
«Балы, - зафиксировал дер Тод, - выезды, салоны и собрания».
- Я могу быть кем угодно: циркачкой, Титанией, даже медиумом. Только подальше от этого невыносимого венского двора. Мне всё здесь надоело!
«Сумасбродство и возможность реализации оного», - дополнил дер Тод и скептически хмыкнул. Вариантов частично совместного отдыха для поправки нервов дорогой Сисси становилось всё меньше. Впрочем, оставалась некая дополнительная опция…
- Не надо так волноваться, Элизабет, - вкрадчиво сказал дер Тод. – Ты права, здесь слишком много стрессов, - дер Тод поморщился, услышав за дверью шаги Франц-Иосифа. – Тебе определенно стоит устроить каникулы, - про себя он добавил: «И под моим надзором». – Думаю, тебе подойдет какая-нибудь экзотическая страна в другом времени.
- Снова будешь предлагать Италию по Шекспиру, - чуть сморщила нос Сисси.
- Что ты, на кой нам этот Ромео и вся камарилья в придачу, - махнул рукой дер Тод.
- В какую-нибудь деревенскую глушь я не поеду, - капризно протянула Сисси.
- И не надо, - кивнул дер Тод.
- И я не хочу менять свое имя! Я – Элизабет, а не какая-то там Кларисса, Юлия, Дельфина или, упаси небо, Сара.
- Ты же хотела быть Титанией, - поддел дер Тод.
- Я не сказала «хочу», я сказала «могу быть», есть ведь разница, - поправила Элизабет.
- Ладно-ладно, - не стал спорить дер Тод по опыту зная, что это бесполезно. – Устроим себе спокойные каникулы, почти без мистики, верно?
Элизабет счастливо улыбнулась.
- Но, на всякий случай, запомни карты, - дер Тод извлек из кармана и ловко перетасовал колоду. – Смотри: тройка, семерка, туз.
- Тройка, семерка, туз, - повторила Сисси. – Я и не знала, что ты картежник.
- Приходилась бывать в подобных заведениях, - пожал плечами дер Тод. – Масса срочных вызовов при травматичных столкновениях с фортуной людских некрепких лбов.
- А всё-таки, что связано именно с этими картами? – полюбопытствовала Элизабет.
- Так, одна амурная история графа Сен-Жермена, - дер Тод убрал колоду, - дела давно минувшей старины.
***
Элизабет стояла у заиндевевшего окна и водила пальцем по холодному стеклу. В этих краях и дня-то зимой почти не было видно, но еще засветло Элизабет приметила статного молодого человека, делающего вид, что он просто прогуливается под её окнами. Гулять в эдакую-то стужу! Даже для приватного интереса это нелепое и опасное занятие.
На половине старой графини пробили часы. «Московская Венера» доживала свой век среди вещиц милой старины, и на её половине дома, казалось, не выветрился не столь давно окончившийся восемнадцатый век. Меж тем на половине её внучки, место которой временно заняла Элизабет, царил прогрессивный девятнадцатый. Но и девятнадцатый век был здесь какой-то азиатский, словно дикий хан, съездив развеяться в Европу и воротясь оттуда в восторге, сменил халат на сюртук, завел себе интерьер по моде, выписал толстенный альманах и, не меняя других привычек, искренне счет себя просвещенным европейцем, предпочтительно, французом.
Элизабет бросила взгляд на каминные часы и удивилась, что дер Тода всё еще нет. Вот тебе и совместный отдых!
- Красавица, богиня, ангел, - со стороны зимнего сада послышались странные завывания. Элизабет вздрогнула и отступила поближе к шнуру звонка для вызова дворни.
- Прости, небесное созданье, что я нарушил твой покой, - меж тем продолжал надрываться незнакомый тенорок.
- Кто вы? – твердо сказала Элизабет.
- Я Герман! – возвестил, наконец, выйдя на свет неожиданный посетитель. Это был молодой, бледный человек, судя по фигуре именно тот, что давеча фланировал перед её окнами.
Элизабет чуть улыбнулась и приветливо кивнула забавному сумасброду. Странные, однако, тут нравы. Воодушевленный её улыбкой, молодой человек вдохновенно продолжил:
- Прости, но страстного не отвергай признанья, не отвергай с тоской!
Сисси со вздохом покачала головой.
- Я по-прежнему не имею понятия, кто вы.
- Я же сказал, я Герман, - сбившись с торжественного тона, уже куда менее уверенно повторил молодой человек.
- Мало ли на свете Германов, - пожала плечами Сисси и повела разговор в усвоенном уже местном стиле. – А что, сударь, вы служите? Военный али статский? В каком вы, Герман, чине? Сколь душ и вас за душой?
Молодой человек глупо захлопал глазами.
- Богиня, ангел, - растерянно проговорил Герман, словно боясь отступить от заранее заготовленной речи. – Лизанька…
- Элизабет, - поправила Сисси. – Обойдемся без фамильярностей. Итак, что же вас сюда привело, таинственный незнакомец?
- Как, вы не догадываетесь? – изумился Герман.
- Откуда бы, - фыркнула Элизабет.
- Красой твоей дай мне упиться; потом хоть смерть, и с ней покой, - сделал трагическое лицо Герман.
- Можно сразу исполнить последнее, только обождите немного, - предложила Элизабет.
Со стороны зимнего сада послушался странный кашель, более похожий на сдерживаемый смех.
- Старая графиня! Погиб миг счастья, - изменился в лице Герман, затравленно косясь то на окно, то на дверь.
- Никогда еще графиней быть не приходилось, - светским тоном заметил дер Тод, проходя в комнату.
- Коварный соперник! – ахнул Герман.
- Ближе к истине, хотя и не в вашем случае, - кивнул дер Тод и присел в кресло у камина. – Ну-с, Лизанька, - с усмешкой продолжил дер Тод, - как тебе местная экзотика и свобода? Всё в рамках твоих пожеланий.
Герман сжал кулаки.
- Я не имею чести знать вас, сударь, - решительно начал молодой человек, стараясь стащить с руки застрявшую перчатку.
- Всему своё время, - философски заметил дер Тод, - хотя минуту назад вы выразили желание узнать меня поближе. Кстати, могу я предложить вам говорить потише? Графиня скоро будет тут.
Герман побледнел.
- Что ж вы стоите? Уходите скорее, вы меня компрометируете, - обратилась к Герману Элизабет. Молодой человек дернулся, было, в сторону зимнего сада, но тут же остановился и, приняв решительную позу, негодующе воззрился на расслабленно улыбающегося дер Тода, успевшего уже скинуть пальто и положить ногу на низенький табурет.
- Что еще нужно после полного забот дня? – благодушно заметил дер Тод. – Камин, кресло, халат, домашние туфли и незатейливый досуг, - дер Тод подмигнул Элизабет. – Кстати, халата не найдется?
- Вроде, остался со времен покойного графа. Я посмотрю, - кивнула Элизабет.
Герман покраснел, потом снова побледнел и еще яростнее взглянул на дер Тода.
- Милостивый государь, - наконец, смог выговорить Герман звенящим от гнева голосом.
- Чу, а вот и старая графиня, - дер Тод поднял палец вверх. За дверью послышались шаркающие шаги и гул голосов. – Бегите, искатель чужой фортуны.
- Я ухожу, но я еще вернусь, - грозно нахмурился Герман, сам, однако, поспешно отступая к зимнему саду.
***
Балы в Северной Пальмире совсем не те, что при венском дворе. Элизабет чувствовала себя юной, свободной, ей было весело и легко. В этом прошедшем времени ничто не стесняло её, а инкогнито попросту не могло быть нарушено. Здесь она, точнее, внучка старой графини, была невестой, и весьма завидной. Её женихом считался некий Елецкий, который, улучив момент, когда они остались наедине, повел речь о странных предчувствиях и о том, насколько, по его мнению, он ей чужд, и как его сие обстоятельство печалит. С тоской глядя на Элизабет, Елецкий заверял «невесту», что любит её безмерно, и дня не мыслит без неё прожить, готов ничем не стеснять её, не ревновать и во всём ей сочувствовать. «Вот с кого надо брать пример бедняжке Францу, - подумала Элизабет. – Как этот Елецкий только что сказал, печалюсь вашей я печалью и плачу вашею слезой? Бессмысленно, конечно, но красиво. Куда романтичней, чем бухты с кораблями у Франца».
- Мы будем очень счастливы, - заверила Элизабет преданно смотрящего на неё Елецкого. – Вы хороший, достойный человек. Но сейчас мы весьма неосторожно уединились. Что подумает о нас моя бабушка?
Елецкий тут же взволнованно заверил, как он ценит её к нему расположение и готов вечность стоять и любоваться ею, но она права: сплетники несносны, их языки не пощадят даже такой милый идеал, каковым является его невеста. Элизабет милостиво улыбнулась и позволила проводить себя в бальную залу, где тут же заметила мрачного Германа. Благосклонно отпустив Елецкого засвидетельствовать своё почтение старой графине, Элизабет усмехнулась, заметив горящий взгляд Германа. Какие забавные баталии будут разыграны. Герман, меж тем, сделал круг по зале и остановился возле Сисси, нарочито глядя в другую сторону.
- Добрый вечер, сударь, - кротким тоном сказала Элизабет. – Какая неожиданная встреча.
- Вы собираетесь замуж, - свистяще прошептал Герман.
- Девушкам это свойственно, - снисходительно объяснила Элизабет.
- Но я же без вас умру, - трагически просвистел Герман.
- Ручаюсь, и в моей компании вы не избегнули бы подобной участи, - честно сказала Сисси. Герман нахмурился.
- Знает ли бедный Елецкий, кто проводит у вас вечера? – молодой человек решил зайти с другой стороны.
- В самом деле, кто же проводит у меня вечера? – лукаво переспросила Элизабет.
- Вы знаете, - угрюмо взглянул на неё Герман.
- Я имени его не знаю, - шаловливо взмахнула веером Элизабет. Герман шокировано воззрился на неё.
- Как, сударыня? – два смог он вымолвить.
- В нашу первую встречу он как-то не удосужился представиться, а потом нам было не до этого. Хотя, конечно, я угадала, кто он такой.
- Очаровательно, сударыня. Вы принимаете его у себя, держитесь с ним весьма свободно, и всё же выходите замуж за Елецкого. Что же ваш мистический кавалер сам не подсуетился? Средств не хватило или чином не вышел?
Элизабет с легкой укоризной посмотрела на Германа.
- Вам не стоит обсуждать его в подобном тоне.
- А что же графиня, она не заметила в своем доме этого визитера? – не унимался Герман.
- Ах, гран-маман ничего не удерживает в памяти, всё позабывала, - печально соврала Элизабет. – А если что и припомнит, так путает ужасно, даже события молодости своей точно не расскажет.
- Как, совсем всё путает? – с неподдельным волнением вскричал Герман.
- Увы, - еще более запечалилась Сисси.
- Так она и счастье наше погубила своим беспамятством, - в сердцах бросил Герман и страстно заговорил. – Графиня знала тайну трех карт. О, я мог бы выиграть состояние и стать вашим преданнейшим супругом. А теперь конец всем надеждам и желаньям.
Элизабет недоверчиво фыркнула.
- Три карты, как же, помню, секрет Сен-Жермена, - с деланным безразличием кивнула Элизабет.
- Вы его знаете?! Но тогда, - начал Герман.
- Прошу меня простить, сударь, но гран-маман собирается уезжать. Поговорим поздней о тайнах прошлого, - Элизабет проворно отошла в сторону, оставив Германа в расстроенных чувствах.
***
Пожелав старой графине спокойной ночи, Элизабет, чуть помедлив, прошла в свою спальню. Предчувствие подсказывало, что её уже ожидают. Сисси с наигранной беспечностью скинула шаль и начала не торопясь расчесывать волосы перед зеркалом. Длинная портьера приметно колебалась, но Элизабет демонстративно не замечала её странного поведения. С самым невинным выражением лица Элизабет запела:
Однажды в Версале au jeu de la Reine
Venus Moscovite проигралась дотла.
Среди приглашенных был граф Сен-Жермен,
Следя за игрой, он слыхал, как она
Шептала в разгаре азарта…
Занавеска заколыхалась еще яростнее, а вскоре и вовсе была откинута, и перед Элизабет возник Герман собственной персоной.
- Ах, сударь, это вы, - Элизабет изобразила крайнее изумление.
- Не пугайтесь! Я пришел вас умолять о милости одной, - с завыванием сказал Герман.
- О чем же? Батюшки, уж не свататься ли вы приехали? – всплеснула руками Сисси. – Так опоздали.
Герман не смог сдержать досадливый жест. Судя по всему, молодому человеку было решительно не до её руки или сердца. «Ах ты, поганец!» - с негодованием подумала Элизабет, обидевшись за барышню, чье место она временно заняла.
Герман попытался прожечь её взглядом и, потерпев фиаско, проскрипел:
- Откройтесь мне! Скажите три карты, три карты, три карты!
- Зачем же столько раз повторять одно и то же, - холодно сказала Элизабет. – Да, мне известна тайна трех карт, но почему вы решили, что я открою её именно вам? Кандидатов много, секрет один, - Сисси насмешливо улыбнулась.
- Ведьма! Так я заставлю тебя отвечать, - не помня себя, вскричал Герман. Почти в беспамятстве он достал пистолет и направил его на девушку. Элизабет ахнула, схватилась за сердце и аккуратно повалилась на кровать, сделав вид, что лишилась чувств.
- Она мертва, а тайны не узнал я, - с чего-то сделал вывод Герман. – Погибло всё, она мертва.
Из открытого им для проникновения в комнату окна нещадно дуло. «Чтоб ты провалился, - подумала Сисси, всерьез опасаясь заболеть. – Мертва, мертва! Беги скорее с места преступления, олух, пока я не простудилась». Раздался стук в дверь. Герман резво отбежал к окну и сиганул в ночь. Сисси с облегчением вздохнула и закуталась в одеяло.
Войдя в комнату, дер Тод неодобрительно покачал головой и закрыл окно.
- Ох уж эти люди.
- И не говори, - кивнула Элизабет, поудобнее устраиваясь в кровати. – Полная безответственность. Я страшно замерзла. Еще минута, и начала бы клацать зубами. Как полагаешь, он поверил бы, что это я так в вампира превращаюсь? – Элизабет рассмеялась.
- Между прочим, сему молодому человеку надлежало до смерти напугать старую графиню, затем от её призрака узнать три карты, поставить всё на них и проиграть. Далее он бы сошел с ума и успешно свел счеты с жизнью. А теперь что выйдет? – дер Тод осуждающе посмотрел на веселящуюся Элизабет.
- Чепуха, ерунда, подай-ка мне лучше бумаги и чернил, - махнула рукой Сисси.
- Что ты придумала? – заинтересовался дер Тод.
- Будет тебе призрак, но сначала я напишу записку с того света нашему легковерному знакомому, - объяснила Элизабет. – Он явится на «загробное» свидание, я назову ему три проклятые карты. Вуаля! Не всё ли равно, чей конкретно призрак что сболтнет.
***
Герман стоял у самой Зимней канавки. Ночной холод пробирал до костей. В окоченевших руках он вертел странное письмо.
«Я погибла из-за тебя, но нет мне покоя. Страшная тайна не дает мне уйти. Я жду тебя в полночь на набережной. Если до полуночи ты не придешь, тайну графини узнает первый встречный прохожий».
- Уж полночь близится, а призрака всё нет, - пробормотал Герман. На крепостной башне пробили часы. – Время уходит! О горе мне, вдруг кто-то опередил меня?
Он оглянулся с безумным видом. Под аркой, в темном углу, показались очертания знакомой фигуры.
- Чудовище, убийца, изверг, - долетел до Германа шелестящий, неузнаваемый голос. - Я пришла к тебе против своей воли.
Герман пал на колени и заклацал зубами. Страшно было куда больше, чем холодно.
- Я не хотел, - выдавил Герман.
- Он не хотел, - передразнило виденье. – Вопрос спорный, ну да не будем отвлекаться. Итак, мне велено исполнить твою просьбу, - торжественным тоном возвестила призрачная барышня.
Герман с мольбой посмотрел на неё:
- Коль помнишь ты мою любовь, моё страданье, мою мольбу, - начал он.
- Как же, забудешь этот ужас, - фыркнула потусторонняя гостья. – Слушай, а, может, это вовсе не три карты меня тут держат, а эти дикие воспоминания? Может, скинуть тебя в воду, и всё, свободна?
Герман оцепенел и смог лишь издать полузадушенный протестующий хрип.
- Кхм, графинюшка, я бы вас попросил, - в проеме арки возникла еще одна фигура, несомненно, порождение самого ада. Герман приметил странный, неприлично обтягивающий фигуру кафтан и немыслимую в свете прическу.
- Знаю, знаю, - отмахнулась от предполагаемого демона предполагаемая покойница. – Как всегда, работа на первом месте. А мне надоело быть везде и у всех на втором!
Посланник темных сил воздел кверху руки, не иначе как намереваясь произнести ужасное заклинание. Герман закрыл глаза и приготовился к самому худшему.
- Элизабет, мы же договорились, - донеслось до молодого человека.
«Да она душу дьяволу продала», - догадался Герман.
- Нет, ты скажи, что тебе важнее, - не сдавалась пришелица из мира теней. «Дух изгнанья» печально вздохнул.
- Я люблю тебя, - с тоской поведало инфернальное создание, - но не могу изменить свою сущность.
- Я не прошу ничего менять, я всего лишь хочу узнать расстановку в иерархии ценностей, - непреклонно гнула свою линию покойная барышня. И вдруг чихнула.
- Дорогая, ты замерзнешь, - засуетился «демон». – Я же говорил, надо было шубу надевать.
- Где ты видел призрак невинно убиенной девицы в шубе?
- Собственно, я тебя не то, чтобы именно убил, - рискнул вставить свою реплику Герман, впрочем, не решаясь открыть глаза.
- Помолчи! – слаженным дуэтом шикнули на него потусторонние силы.
- Почему бы нам не продолжить наш разговор в ином месте, - вкрадчиво предложил посланец ада, явно намекая на родные ему бездны ужаса, огня и страдания. Герман икнул.
- Разговор отложен, но не забыт, - привидение чихнуло еще раз. – Эй, Герман, ты слушаешь? Тройка, семерка и…
- И? – Герман даже один глаз приоткрыл.
- Тройка, семерка, - казалось, призрачная барышня задумалась.
- Туз, - вполголоса сказал её инфернальный сопровождающий.
- Точно, тройка, семерка, туз.
- Благодарю, - севшим от волнения голосом сказал Герман. – Так, что, пойдемте?
- Куда? – изумилось привидение.
- Ну, вы – на тот свет, я – в игорный дом, - растерянно посмотрел на неё Герман.
- Дельная мысль, молодой человек, - бодро кивнул дер Тод. – Надеюсь, у вас с собой нож или пистолет?
Герман судорожно кивнул, дивясь проницательности лукавого.
- Тогда до скорого, - возвестил дер Тод, и исчез вместе с Элизабет в пелене поднимающейся метели.
Герман с трудом поднялся и, пошатываясь, пошел в игорный дом, твердя: «Тройка, семерка, туз. Тройка, семерка туз».
***
- Когда-нибудь из этой истории получится опера, - поведал дер Тод. – Герману выпала дама пик вместо туза. Вот и название уже есть, «Пиковая дама». Хотя, конечно, детали придется подкорректировать.
- А если бы выпал валет пик, то пришлось бы называть «Пиковый валет», - подхватила Элизабет. - Хотя Герман даже на валета не тянул.
Легонько дрогнуло пламя свечи, и на стол тихо опустилась разыгранная тем вечером роковая колода карт, наверху которой лежала пиковая дама. Казалось, что дама усмехается. Впрочем, чего только ни покажется в игре теней.

FIN

@темы: Мюзиклы, Творчество, Фанфики

URL
Комментарии
2012-01-31 в 19:01 

Синяя_звезда
Mon pays c'est la Terre ©
:hlop:
Какое всё-таки трогательное взаимопонимание между графинюшкой и её инфернальным другом :angel2: А дер Тод может смело открывать туристическое агенство.

2012-01-31 в 19:03 

Санита
Каждый суслик - агроном.
Синяя_звезда, угу, "Турагенство "Дер Тод и Ко: Лучше нету того свету..."

URL
2012-01-31 в 19:07 

Синяя_звезда
Mon pays c'est la Terre ©
Санита,
Именно так :laugh: Боюсь представить, что будет у них значиться в качестве выгодных предложений...
Я требую отправки в это турагенство Чацкого с его "где нас нет" :rolleyes:

2012-01-31 в 19:13 

Санита
Каждый суслик - агроном.
Синяя_звезда, да-да, Чацкого, Онегина, Базарова... Кто там еще на очереди? Как говаривал Иван Сусанин: "Собирайте всех, и пойдем".

URL
2012-01-31 в 19:29 

Кодзю Тацуки
Ждет нас приказ - возвратиться к Владыке Небес; нам он себя проявить на земле не дает...
В общем, уж Герман близится, а полночи все нет ;)))

2012-01-31 в 19:33 

Синяя_звезда
Mon pays c'est la Terre ©
Санита,
Думаю, с ними отдохнёт и сам дер Тод... и потом резко переоценит капризность Елизаветы :angel2:

2012-01-31 в 19:42 

Санита
Каждый суслик - агроном.
Кодзю Тацуки, угу, что-то в этом роде :)

Синяя_звезда, дер Тоду радоваться надо, что он "гастролирует" в Вене и там же обреталась его избранница. А вот была бы она какой-нибудь Елизаветой Максимовной и действовала бы в волжском или еще каком захолустье, то было бы ему: "Я сейчас все за Волгу смотрела: как там хорошо, на той стороне!Поедемте поскорей в деревню!" и прочие "Почему люди не летают, как птицы". :D

URL
2012-01-31 в 19:45 

Синяя_звезда
Mon pays c'est la Terre ©
Санита,
"Не убивайтесь так, вы же так никогда не убьётесь", да :angel2: Боюсь даже предположить, кем бы такая Елизавета Максимовна назвала явившегося к ней с самыми добрыми намерениями Смерть... и как быстро он понял бы, что людское чувство лучше оставить людям :angel2:

2012-01-31 в 19:50 

greamreaper
Мрачный жнец -замах косы плюс минус 3 метра- как не повезет
Зачла с большим удовольствием)))). Дер Тод как всегда мой любимец.:cool:

2012-01-31 в 20:02 

Санита
Каждый суслик - агроном.
Синяя_звезда, вышла бы в каком-нибудь Заволжске история.
Таафов: Едете в Париж-то на выставку?
Дертодов: Вот куплю пароход да отправлю его вниз за грузом и поеду.
Таафов: И я на днях, уж меня ждут.... Слышали новость? Елизавета Максимовна замуж выходит.
Дертодов: Как замуж? Что вы! За кого?
Таафов: За Габсургова.
Дертодов: Что за вздор такой! Вот фантазия! Ну что такое Габсбургов! Не пара ведь он ей.


greamreaper, Дер Тод как всегда мой любимец
Знаем-знаем :)

URL
2012-01-31 в 20:10 

Синяя_звезда
Mon pays c'est la Terre ©
Санита,
:laugh: Жуткая драма с лучами прожектора света в тёмном царстве гарантирована :angel2:

2012-01-31 в 20:30 

Санита
Каждый суслик - агроном.
Синяя_звезда, хе-хе... "И зачем мы додумались осветить наше темное царство? Ведт так хорошо жили до всех этих прожекторов", - мнение инонимного источника.

URL
2012-01-31 в 20:40 

Синяя_звезда
Mon pays c'est la Terre ©
Санита,
*косится на потенциальную Эрцгерцогиниху*

2012-01-31 в 20:45 

Санита
Каждый суслик - агроном.
Синяя_звезда, тот же источник пожаловался на потерю самобытности: "Какое же мы темное царство теперь? Название должно соответствовать учреждению, извините, государству. Кто поверит в наши гарантии?" По словам другого анонимного источника, оппозиция планирует митинг под лозунгом "Даешь тьму темному царству!" и "Качество, вечность, неизменность".

URL
2012-01-31 в 20:56 

Синяя_звезда
Mon pays c'est la Terre ©
Санита,
:lol: :hlop: Я нашла митинг, на который мне хочется пойти...

2012-01-31 в 22:27 

Кролик, я тебя люблю) Ну вот можешь же! Ну зачем было на моей бедной нервной системе так долго играть?! Нет, фанфик того стоил и еще большего на самом деле, но нас, ПЧ бедных и несчастных надомпочаще жалеть)))
Фанф великолепен) сцена с "призраком" выше похвал) вообще, этот фанф стал одним из самых моих любимых) с меня морковка (пока непридумала какая, так что ловлю запросы:-D)

2012-01-31 в 22:30 

Санита
Каждый суслик - агроном.
Artparivatel, тут ведь как с твоей нервной системой: я тогда сама еще не знала, что накорябаю в итоге. :) Но, безусловно, я рада, что тебе настолько понравилось.

URL
2012-02-01 в 08:14 

Лукиан
Имею дар смотреть на вещи бог знает с какой стороны
Но и девятнадцатый век был здесь какой-то азиатский, словно дикий хан, съездив развеяться в Европу и воротясь оттуда в восторге, сменил халат на сюртук, завел себе интерьер по моде, выписал толстенный альманах и, не меняя других привычек, искренне счет себя просвещенным европейцем, предпочтительно, французом.
О, сурово :-D

Санита, так понравилось, что дер Тод и Элизабет на одной стороне а все остальные дураки, хихихи

2012-02-01 в 20:27 

Санита
Каждый суслик - агроном.
сурово
И ведь я это не то, чтобы совсем сама придумала... :tongue:

а все остальные дураки
Остальным просто не повезло с их родным сюжетом.

URL
2012-02-02 в 14:02 

Лукиан
Имею дар смотреть на вещи бог знает с какой стороны
И ведь я это не то, чтобы совсем сама придумал
Реальность сама постоянно рисует подобных людей :eyebrow:

2012-02-02 в 19:22 

Санита
Каждый суслик - агроном.
Roseanne, и не только ныне существующая реальность: это я писала по горячим следам книг о конце XVIII - начала XIX веков.

URL
2012-02-03 в 07:01 

Лукиан
Имею дар смотреть на вещи бог знает с какой стороны
Санита, ога, до сих пор осталось. Декорации несколько сменились, но суть та же.

     

Rabbit hole

главная