22:18 

Призрак мюзикла

Санита
Каждый суслик - агроном.
Жив, жив еще не только старый кролег, но ещё и его аффтарская мысль. Мысль, по доброй традиции, не блещущая новизной и особыми сюрпризам: всё о тех же, всё так же и даже декорации не особо изменились. Стабильность, мюзиклы, "Элизабет", "Призрак оперы", "Танц дер вампир" и прочие, чьи номера или персонажи так или иначе попали под раздачу в третьей части сего опуса. Впрочем, обо всё по порядку - чуть ниже. Заглянем?

Призрак мюзикла

Нельзя играть Толстого, когда актер П. играет Федю Протасова.
Это все равно что если б я играла Маргариту Готье только потому, что я кашляю.

Ф. Раневская


Акт 1. Явление Призрака.
Нет на свете печальней ситуации, как общая гримуборная для героинь первого и второго состава. Великий Шекспир, если бы мог хоть на несколько минут перенестись на эти несколько квадратных метров интриг, вражды и сплетен, швырнул бы в огонь историю веронской любовной драмы, чтобы более никогда к ней не возвращаться. Повезло старику, что в его время даже героини были, как бы это так сказать, по паспорту героями. О, старое доброе, навсегда прошедшее время! Нынче даже герои – всё больше героини, а паспортные данные существенно дополнены и частично отменены психологическими и прочими особенностями. Впрочем, некоторые вещи остались неизменными. Пусть флирт и сделка заменяют любовь, яркий костер ненависти пылает по-прежнему ярко, искренне и неугасимо, как театральный софит. О да, вражда! Впрочем, помимо вражды всегда есть что-то еще, не дающее истории скатиться в банальный боевик. Например, вокальное искусство. Именно его пыталась продемонстрировать юная Сара, главная героиня первого состава провинциального музыкального театра, старательно отпихивая от общего зеркала актрису второго состава по имени Элизабет.
- Вспомни меня, после разлуки
Через много лет.
Мы разомкнем сжатые руки,
Как желает свет.
Ты уезжай, но обещанье в памяти храня,
Ты вспоминай, после разлуки, вспоминай меня, - самозабвенно надрывалась Сара, пытаясь одновременно распеться, припудриться и отследить реакцию своей вечной соперницы.
- Бездарный перевод, - заметила Сисси, стараясь оттеснить первую героиню от зеркала. – Интересно, кто это так старательно и вдумчиво испоганил «Think of me»?
- Ты злюка! Альфред выжал из этой глупой песни всё, что мог, - Сара тут же кинулась на защиту перевода и переводчика.
- Ах, это был наш милый Альфред, - протянула Сисси. – Тогда понятно. Вот вечно он может что-то не то: то спектакль загубит, то капустник сорвет, теперь настала очередь перевода. Креативно.
- Жаба! – воскликнула Сара, кидая в соперницу увесистую банку крема. Первая героиня всегда симпатизировала незадачливому тенору Альфреду. В самом деле, он так мило краснел, заикался и мычал всякий раз, когда она оказывалась поблизости. Сисси просто не способна понять истинные чувства, впрочем, чего ожидать от героини второго состава, не так давно вылезшей из дебрей массовки? Сара сморщила идеально припудренный носик, сожалея, что в порыве чувств забыла открыть крышку, прежде чем запустить кремом в Элизабет
- Сама жаба! – отпарировала Сисси, ловко поймав баночку. – М-м, даже непросроченный, как мило с твоей стороны, Сара.
- Девочки, не ссорьтесь: вы обе жабы, причем абсолютно одинаковые, как из инкубатора. Интересно, зачем кому-то понадобилось делать инкубатор для жаб? – раздался с порога ленивый голос, и в комнату величественно вплыла Карлотта.
- О, а вот и бабушка пришла, - прищурилась Сара. Она терпеть не могла прежнюю первую героиню. Старушке настолько сорок, что давно к пятидесяти, жизнь, почитай, прошла, а она всё никак не успокоится. Ну, разве не наглость?
- Здравствуйте, бабушка, вы еще живы? – продолжила Сара. – Всё поете старую полудохлую кошку, ожидая роли старой полудохлой эрцгерцогини?
- Сара, замолчи! – тут же влезла Элизабет. Ей, наконец, удалось завладеть и пудрой, и зеркалом. – Карлотта, не слушай её. Ты всегда великолепна и молода, особенно после очередного визита к хирургу-косметологу.
- Лизи, лапочка, что-то я не поняла: ты сделала старушке комплимент или нанесла оскорбление? – хихикнула первая героиня, наслаждаясь зрелищем недопудренной, покрасневшей от злости второй героини.
- Не называй меня Лизи! – мгновенно вспыхнула Сисси.
- О, прости-прости, я всё время забываю про твою манию величия, - расплылась в улыбке Сара. – Или это уже шизофрения? Императрица Элизабет, ха-ха. Счастливо оставаться в компании старушки, вам будет, что обсудить. Например, что второго состава в новой постановке не будет. Я стану императрицей, а тебе счастливо оставаться в тени.
Сара вышла из гримерки, хлопнув дверью. Сисси такая смешная, что, право, зря директор держит в штате комика Луккени. Эта недогероиня вполне сумела бы его заменить.
Меж тем второсоставная «недогероиня» шмыгнула носом и постаралась сморгнуть подступившие слезы. Еще не хватало заново красить глаза. Нет, все-таки Сара настоящая змея.
- Я скоро буду в первом составе. Я буду! – прошептала Элизабет. – Прости, Лотта, я не хотела тебя обидеть.
- Обижаться на цыплячьи шеи, вроде вас с Сарой, просто глупо, - хмыкнула Карлотта. – Впрочем, милочка, ты не столь безнадежна.
- Правда? – улыбнулась Сисси.
- Можешь поверить моему опыту, - кивнула Карлотта. – Всё, чего тебе не хватает – это немного выдержки и много рекламы. Небольшой скандал, связанный с какой-нибудь тайной пошел бы на пользу тебе и оживил наше захолустное болотце. Вот, взять хотя бы некого Призрака. Нечего ему без дела болтаться в подвалах: всех крыс я давно извела, до него руки не дошли, ну, теперь он может нам пригодиться.
- Призрак? – Элизабет широко распахнула глаза. – Тот самый, о котором болтала старушка Жири?
- Мадам Жири, - холодно поправила Карлотта, чей паспортный возраст угрожал вот-вот сравняться с возрастом билетерши Антуанетты Жири. Конечно, ей больше повезло, чем бедняжке Антуанетте, но молодняк должен уважать старожилов.
- Прости, конечно, мадам Жири, - поспешно исправилась Сисси. Бывшую первую героиню лучше не раздражать. В конце концов, никто толком не знал, почему несколько претенденток в героини спешно разорвали контракт и убрались подальше от их театра. Эх, жаль, выскочке Саре смертельное обаяние Карлотты нипочём. – Так это тот самый Призрак? Я думала, это просто городская легенда.
- Городская легенда, - передразнила Карлотта, - я вижу, ты посильно обогащаешь свой невеликий словарный запас? Умница, детка. Да, Призрак существует, и тебе его непременно надо как-то заинтересовать. Призрак знает много забавных фокусов. И еще лет семь назад он не сидел в своей норе, подобно облезлому кроту. Ух, какие трюки мы с ним и Антуанеттой проворачивали! Как вспомню, до сих пор смешно.
- Семь лет назад исчезла эта, как её, Кристина Даэ, - Сисси наморщила лоб, припоминая отголоски странного происшествия, случившегося в театре, когда самой Элизабет еще и близко от сцены не стояло.
- Я же говорю, славное было время, - невозмутимо кивнула Карлотта. – Если бы Призрак не забился в свою крысиную нору, то эта ужасная девчонка, Сара, мне бы теперь не хамила. И, уж конечно, первые роли ей если бы и виделись, то во сне.
- А почему Призрак больше не появляется? – полюбопытствовала Сисси.
- Неважно, не бери в голову, - отмахнулась Карлотта. – Капризы, нервы, курс на повышение раскрываемости, опять же. Словом, дела давно минувших дней, к тому же благополучно сваленные в архив. А тебе стоит задуматься о дне нынешнем. Хочешь быть императрицей в первом составе, Элизабет? – вкрадчиво спросила Карлотта.
- Но Сара уже…
- Забудь про Сару, - нетерпеливо махнула рукой бывшая примадонна. – Речь о тебе. Итак, твой ответ, детка?
- Ну, да, - нерешительно протянула Сисси.
- Замечательно, - усмехнулась Карлотта. – Тогда стоит начать наши маленькие боевые действия.
- Но Сара всем нравится, - вздохнула Элизабет.
- Значит, разонравится, - отрезала Карлотта. – И вообще, господина директора, слава богу, цыплячьи шеи не особо привлекают: одной больше, одной меньше. Публика – дура, проглотит, что дадут. Остается труппа и сама Сара, но с этим мы вполне справимся. Ты, главное, меня слушай, малышка.
Через несколько дней Карлотта приказным тоном посоветовала Элизабет задержаться после репетиции. По ее словам, младшая коллега была в тот раз особенно в голосе, и этим надо было воспользоваться.
- Да, но как? – удивилась Сисси.
- Как тебе известно, наш музыкальный театр занял здание старого оперного театра, - с намеком проговорила Карлотта.
- Ну и? – Элизабет с недоумением посмотрела на экс-приму.
- Молодежь, - снисходительно усмехнулась Карлотта, - ничего не помнит, дальше сцены не видит. От старого театра осталась небольшая часовня. Она, конечно, в аварийном состоянии и вообще заперта, но дубликат ключа у меня есть.
- Лотта, но я как-то далека от твоего увлечения архитектурой, - пожала плечами Сисси. – Впрочем, если тебе будет приятно, я могу составить компанию и прогуляться туда.
- Балда, - беззлобно констатировала Карлотта. – Ты пойдешь туда без меня. Споешь там пару-тройку номеров из мюзикла. И, если нам повезет, полдела будут в шляпе. Не спрашивай меня, как и почему, просто сделай так. Да смотри, не разболтай никому, ясно?
- Да, Лотта, - кивнула Сисси, всё еще не представляя, как связаны между собой пение в старой часовне и роль императрицы.
- И не забудь одеться соответствующе. Никаких твоих обычных безвкусных шмоток. Эти современные наряды омерзительны.
- Да, Лотта, - автоматически согласилась Элизабет, давно научившаяся спокойно терпеть нападки бывшей примадонны на ее внешность, ум, возраст и манеру одеваться. В конце концов, Карлотта это не со зла, просто не умеет по-другому.
- О, да что бы ты делала без меня! – закатила глаза «беззлобная» дама. – Как есть, безголовая цыплячья шея. Возьмешь у Антуанетты платье, поняла?
- Да, Лотта, - обреченно выдохнула Сисси, напоминая себе, что старшая подруга желает ей добра. И вообще, она, Элизабет, и билетерша Антуанетта – единственные из всех женщин, служащих в театре, кого великолепная Карлотта почтила своим расположением. Можно сказать, что Лотта, по-своему, заботится о Сисси.
Заботу Карлотты Элизабет оценила по достоинству уже после репетиции. Лотта, милостиво кивнув ей на прощание, удалилась под ручку с директором обсудить, по ее выражению, психологические аспекты образа эрцгергини. А Элизабет, поспешно освежив макияж и прическу, поплелась в каморку мадам Жири.
- Сисси, дорогая, вот и ты, - защебетала билетерша. – Рада тебя видеть. Ах, ты такая милочка, наверняка, всё сделаешь сама, не заставишь меня задерживаться.
- Конечно, - вежливо согласилась Элизабет, думая, что едва ли приятельница Карлотты может оказать ей вокальную поддержку. Или надо сделать что-то еще?
- Платье за занавеской, ключ на столе. Не забудь потом запереть дверь и там, и тут. Да, и не задерживайся особо. Одна-два арии, и хватит на первый раз. Ты смотри, как поливает. У тебя есть зонтик? Ну, я побежала, пока-пока, удачи.
Мадам Жири клюнула в щеку несколько растерявшуюся как от обилия, так и от скорости подачи информации Элизабет и поспешила домой. За окном стучал не прекращавшийся с утра дождь, из щелей тянуло холодом и сыростью. И с чего Карлотте вздумалось, что Сисси надо петь в старой часовне? Может, это такая примета, оставшаяся еще с тех времен, когда театр был оперным? Блиставшая еще в прошлом веке Лотта вообще любит и ценит старину, вон сколько всего про театр знает. Элизабет вздохнула и, прикрыв дверь, отодвинула занавеску. И в тусклом свете каморки билетерши ей явилось платье. Нет, Платье, именно с большой буквы. В таком хоть на коронацию. У Сисси даже дыхание перехватило. Сара, помнится, что-то болтала про грандиозный размах постановки и нереально прекрасные костюмы, но Элизабет и подумать не могла, что это не обычное преувеличение. Сисси представила, как Сара будет щеголять в этой роскоши в день премьеры, и после. Для новой постановки второго состава пока не предусмотрено, и ей, Сисси, придется изображать то фрейлину, то бандершу, то мать семейства, и никогда – саму героиню. Карлотте хорошо, хоть будет эрцгерцогиней, и с нее станется оттянуть внимание публики на себя – это она умеет. А кто заметит Элизабет на вторых ролях? Сисси сжала кулаки. Не уж! Если такова примета, она споет в старой часовне. А потом напомнит Лотте про Призрака и выяснит, чем он может помочь.
Оказалось, легче решить, чем сделать. Пока Сисси разобралась, как влезть в новое платье, пока застегнула его и, в который раз, привела в порядок волосы, вечер плавно перетек в ночь. За окном только дождь и тусклые фонари, в театре – темнота и давно храпящий на боевом посту вахтер. Элизабет чертыхнулась, глядя на часы: это надо же столько провозиться. Она оставила свет в каморке мадам Жири и, взяв ключ от часовни, вышла в коридор.
Карлотта, конечно, объяснила Сисси, как дойти до часовни. Но то, что казалось легким при свете дня или электричества, в темноте обернулось непростым квестом. Ругая себя за недогадливость (всего один маленький фонарик существенно ускорил бы продвижение), одной рукой придерживая тяжелые юбки, другой крепко сжимая ключ, Элизабет медленно шла, стараясь ни за что не зацепиться и не споткнуться. Сисси шепотом повторяла заученный маршрут и надеялась, что не пропустит нужный поворот. В конце концов, она нашла неприметную лесенку, ведущую в ныне подвальную часть здания, где должна была находиться часовня. Темно было, хоть глаз выколи. То-то Сара обрадовалась бы. Элизабет выпустила из рук края юбок, пытаясь нащупать на стене выключатель. Когда ее попытки увенчались успехом, и на потолке замигала лампочка, вероятно, оставшаяся от местных пионеров электрификации, Сисси увидела узкий коридор и темные провалы отходящих от него ответвлений. Что ж, она почти дошла. Еще немного, и можно кричать «бинго».
Часовня оказалась еще более заброшенной, чем предполагала Элизабет. Там даже не было электричества! Единственное, что можно было сделать – это включить чахлый свет в коридоре и открыть дверь. Так лучше, чем стоять в кромешной тьме. Кромешная тьма – выражение из коронного номера их баритона фон Кролока. Эта ассоциация немного развеселила Элизабет и, подперев дверь камнем, Сисси храбро шагнула в темную часовню.
Под ногами хрустел неопознанный мусор, несомненно, валяющийся здесь с позапрошлого века. Карлотта упоминала про чудесные фрески, но попробуй тут что углядеть. Элизабет сделала несколько шагов, не рискуя уходить от двери и горящего за ней света слишком далеко. Мало ли что. Где-то вдалеке слышался звук капающей воды. Что-то скрипнуло в коридоре. Сисси вздрогнула, прислушалась: никого.
- Глупая примета, - пробормотала Элизабет. – Надо было сразу переходить к знакомству с Призраком. Зачем я пошла на поводу у Карлотты? Ладно, один номер – и прочь отсюда. Ужасное место, аж мурашки по коже. Так, Сисси, соберись, не раскисай, ты же хочешь стать императрицей.
- Императрицей? – словно переспросило тихое эхо. Замечательно! Великолепно! Обстановка, как в готическом романе, не хватает только главного злодея.
- Императрицей! – твердо сказала Сисси, решив не бояться эха. – И я это себе примерно так представляю, - Элизабет взяла несколько нот и начала пока еще не свою арию.
- Я принадлежу себе!
Допев финальные слова, Сисси поняла что, во-первых, перестала нервничать, во-вторых, согрелась.
- Себе? – словно не поверило эхо.
- Ну, явно не тебе, - хмыкнула Элизабет. Эхо что-то пробормотало в ответ, не то «тебе», не то «мне». Всё-таки эти старые приметы – такая нелепость. Сисси решила, что пора бы и возвращаться, и так сколько времени потрачено впустую. И в этот момент дверь захлопнулась. Элизабет даже губу прикусила, чтобы не закричать. Здесь никого нет! Вероятно, камень был слишком маленьким, чтобы удерживать дверь. Сейчас она ее просто откроет, и выйдет отсюда. Нет смысла паниковать.
- Элизабет, - мягко сказал приятный тихий голос за ее спиной.
Сисси еще сильнее закусила губу. Даже если это глупая, жестокая шутка Лотты, нет смысла потакать ее затее и показывать, как Элизабет на самом деле страшно. И не просто страшно, а жутко.
- Элизабет, - голос приблизился, и что-то коснулось ее волос.
- Да, меня так зовут, - стараясь унять дрожь, ответила Сисси. – А вы, вероятно, Призрак нашего театра?
- Никогда еще призраком быть не приходилось. По-моему, это весьма скучное занятие, - рассмеялся голос.
Элизабет сглотнула, припоминая, что Лотта и мадам Жири рассказывали о Призраке. Информации было ничтожно мало. Ну, был какой-то Призрак, помогал в чем-то (в чем?!) Карлотте на пару с Антуанеттой, а потом исчез, удалился от мира. А до него еще кто-то исчезал. И еще что-то про переведенные в архив дела и какую-то раскрываемость. Архив? Раскрываемость? Ой, нет!
- Ты боишься, - констатировал голос.
- Ничуть, - Элизабет вскинула голову. В самом деле, подумаешь, Призрак – предполагаемый уголовник, может быть, даже убийца и маньяк. Мелочи, Сисси, спой в часовне. Ну, если она только выберется отсюда, она… Она выскажет Карлотте всё, что думает о ее сомнительных планах и знакомых!
- Врешь, - спокойно проинформировал голос.
- Допустим, - на всякий случай, Элизабет решила не спорить. Говорят, психов это сильно злит, и они могут кинуться на оппонентов или даже начать их с переменной скоростью убивать.
- Мрачные мысли, да, Элизабет? Например, о смерти.
Черт бы побрал Призрака, если это он! Вот к чему он это сказал: проверяет на выдержанность или озвучивает собственные планы? Ой, мамочки!
- Ты дрожишь, - не унимался голос.
- Мне холодно, - выдавила Элизабет. – И темно.
- Боишься темноты? – с намеком на насмешку спросил голос.
«Мы разговариваем, и это уже неплохо, - подумала Сисси. – Может быть, всё уладится».
- Неуютно без света. Говорят, здесь чудесные фрески. Восемнадцатый век, - Элизабет очень старалась, чтобы ее голос не дрогнул.
- Фрески, - рассмеялся незнакомец. Смех был мелодичный и красивый, но от него становилось еще страшнее. – Впрочем, я слышал кое-что и поинтересней. Кто-то хотел стать императрицей.
- Было бы неплохо, - поспешно согласилась Элизабет. – Ну, правда, из меня получилась бы замечательная императрица. С этим даже Карлотта согласна, а ведь обычно она отрицает всех возможных главных героинь.
Неизвестный еще больше развеселился.
- И нечего смеяться, - почему-то разозлилась на предполагаемого Призрака Элизабет. – Я лучше Сары подхожу на это место. Вот, платье, и то на мне идеально сидит. Ах, да, вам же не видно. Знаете, а пойдемте на свет?
- Твоя разлюбезная Карлотта не предупреждала, как опасно вытаскивать призраков на свет из тьмы веков? – поинтересовался невидимый собеседник.
- Мне послышалось, или вы в самом начале сообщили, что не являетесь нашим Призраком? – парировала Сисси.
- Я мог солгать, - логично заметил незнакомец. – Или мог настолько сойти с ума, что попросту забыть, кто я такой.
- Наверное, могли, - несколько неуверенно кивнула Элизабет. Неизвестный снова рассмеялся.
- Тебе повезло, что ты встретила именно меня.
- Э-э, ну, если вы так считаете, - пробормотала Сисси. – Кстати, вы, кажется, забыли представиться?
- Догадайся, - шепнул голос ей прямо на ухо. – Кто знает все укромные уголки этого мира и человеческой души? Кто уводит прочь от бурлящей жизни во тьму? Кто, являясь реальностью, кажется людям персонифицированной иллюзией?
- Герберт, это ты, что ли, со своими вечными приколами? Ты сговорился с Лоттой? – предположила Элизабет. – Но, хоть убей, просто в голове не укладывается, зачем ты скрывал настолько потрясающий голос, что я даже и не знаю, что лучше: убраться поскорее от такого психа, как ты, или отключить остатки мозгов и броситься тебе на шею.
- Герберт? Знаешь, Элизабет, мне, вероятно, стоило согласиться на Призрака, - саркастически отозвался голос. – Впрочем, вторая из озвученных тобой альтернатив несколько искупает это разочарование.
- К чему эти загадки? – недовольно протянула Элизабет, маленькими шажками продвигаясь к двери.
- Чтобы не скучать.
Элизабет едва не вскрикнула: теперь голос раздавался непосредственно около двери. И самое ужасное то, что она слышала лишь собственные шаги.
- Может быть, это просто наваждение? – безнадежно прошептала Сисси. – У меня бред и галлюцинации.
- О, как знакомо, - незнакомец изобразил зевок. – Не разочаровывай меня, Элизабет.
В сложившихся обстоятельствах последняя фраза приобретала жутковатый оттенок. Сисси дико захотелось заорать и броситься прочь отсюда. Жаль только, что первое было бесполезно, а второе невозможно. Её до сих пор не знакомый отрезал единственный известный путь к отступлению. Интересно, ей уже надо начинать умолять его выпустить её отсюда, или надлежит еще немного с этим повременить? О, этот кошмарный тип не дает ни малейшей подсказки, как поступить. Из темноты послышался смешок, словно неизвестный прочел ее мысли.
- Зачем вы меня пугаете? – Элизабет решила свернуть со скользкой темы возможных разочарований.
- А зачем ты бродишь тут в чужом наряде? В самом деле, Элизабет, шататься ночью по темным коридорам и заброшенным комнатам не самое безопасное хобби.
Элизабет вздохнула. Страх постепенно отступал. Если предполагаемый Призрак в летах, с него станется примерить роль эдакого инфернального ментора.
- Я думала, это обычная примета. На счастье.
Голос хмыкнул, пробормотав что-то вроде: «Ну, да, смотря на чьё счастье».
- Вы выведете меня отсюда? Пожалуйста, - тоном хорошей девочки попросила Сисси. Призрак рассмеялся.
- Когда дама настаивает, настоящий Призрак просто не имеет права её удерживать. Жаль, я не настоящий призрак, - светским тоном произнес голос.
Элизабет едва сдержала крик. Приплыли. Сейчас этот маньяк расскажет ей о своих кровавых планах, а потом их на ней же и осуществит. Или не расскажет, а сразу. Сисси сглотнула.
- Я вас не боюсь, - отчаянно прошептала девушка и замерла, ожидая злодейского смеха и неизбежной реализации убийственных планов.
Ни звука. Тишина.
- Эй? – неверяще позвала Элизабет. Никто не отозвался. Спотыкаясь, Сисси ломанулась к двери и распахнула её, позволяя свету из коридора рассеять (Тьму кромешную!) зловещую темноту. Никого не было рядом, ни Призрака, ни маньяка, ни даже рабочего сцены Буке, мерзкого типа, обожающего пугающие розыгрыши. Элизабет со всех ног бросилась прочь от проклятой часовни, не рискуя строить догадки, что с ней произошло, а что могло произойти, но, к счастью, обошлось.
Акт 2. Тот, кто сам выбирает танец.
Элизабет уже с полчаса без зазрения совести кричала на Карлотту. Напрасная трата голоса. Экс-прима слушала эмоциональные воспоминания Сисси о прошедшем вечере с неизменным насмешливым выражением лица. Ах, как это всё было банально: цыплячьи шеи никогда не в состоянии понять, что на самом деле происходит, а также верно оценить возможные выгоды и последствия. Просто скука с ними. А ведь это – наиболее терпимая цыплячья шея. Карлотта едва не вздохнула о пресности закулисной жизни. То ли дело в её время! Бывшая примадонна позволила себе на мгновение унестись в насыщенное событиями и массовкой прошлое, что, впрочем, не помешало ей уловить момент, когда раскрасневшаяся Элизабет по второму кругу начала вопить о своих злоключениях. Дура, к чему так громко? А, впрочем, ори, детка – всё одно, никто не сообразит, что к чему, люди слишком основательно разучились думать, особенно глупые девчонки, мнящие себя примами.
- Антракт, - хлопнула в ладоши Карлотта. – Сделай паузу, детка, принеси мне воды и аспирина: от твоих завываний просто голова раскалывается. И помни: моя головная боль – это головная боль нашего дорогого директора. Что может случиться с вами, если у милейшего Эдуарда заболит голова, я думаю, озвучивать не стоит.
- Лотта, это уже переходит все границы! – Сисси едва не задохнулась от негодования. – Я могла погибнуть, а ты…
- А я тебя, бездарную дуреху, всё учу уму-разуму, да, видно, не в курицу зерно, - посетовала великолепная Карлотта.
- Я… Я не бездарная! – всхлипнула Элизабет.
- Браво, ты не безнадежна: хотя бы не споришь по поводу отсутствия собственного ума, - Лотта снисходительно похлопала младшую коллегу по плечу. – Итак, пока ты молчишь, подведем итоги. Призрак тобой определенно заинтересовался, если я хоть что-то понимаю в нашем Призраке. Но ты особо не радуйся, - продолжила Карлотта, глядя на растерянную Сисси, - теперь надо как-то подогреть его интерес и заставить тряхнуть стариной. Это сложнее. Впрочем, нам на руку, что ты мила, не особо умна и, в целом, вполне в его вкусе.
- Призрак сказал, что его опасно вытаскивать из подвала на свет, - сдавленно проговорила Сисси, снова мысленно возвращаясь к их пугающей встрече.
- Он скажет, мне ли не знать, - пренебрежительно махнула рукой Карлотта и с выражением продекламировала. - «Дай своей темной стороне поддаться власти музыки, которую я пишу - власти музыки ночи...» Пфф, старый репертуар! – рассмеялась Лотта. – В общем, carpe noctem, и прочая бла-бла-бла в стиле нашего Кролока.
- Фон Кролока! – возмущенно поправил Карлотту звучный баритон из-за стены. Граф, унаследовавший эту приставку от предков, был весьма щепетилен в вопросах титулования и старых фамилий.
- Ох уж эти титулованные, вечно чем-то не довольны, - закатила глаза Карлотта, которая и сама была бы не прочь иметь и вытканное на гобелене генеалогическое древо, и ласкающую слух приставку к фамилии.
- Завидуйте молча, санкюлоты, - добродушно проворчал фон Кролок, возникая на пороге личной гримерки Карлотты в своем фирменном «вампирском» оперном плаще, до сих пор вызывающем у поклонниц писки, визги и даже вопли восторга. – Так, значит, наш Призрак снова в деле? – Заслуженный ведущий «вампир» пристально посмотрел на Лотту.
Экс-примадонна пожала плечами.
- Ну-ну, крошка Лотти, мы же старые друзья, - укоризненно показал головой фон Кролок. – Мы прошли вместе огонь, воду, медные трубы, «Ганнибала», «Торжествующего дона Жуана» и даже театральные подвалы. Может, мне пора уже взять отпуск и на месяц-другой удалиться в фамильный замок. Вы с Призраком управитесь на месяц? – «бессмертный» баритон прищурился.
Карлотта неопределенно хмыкнула.
- Надеюсь, в этот раз никакой выскочка из катакомб не будет тащить мой плащ, маску и вместо меня выползать на сцену, - непонятно обронил фон Кролок.
- О чем вы? – удивилась Элизабет.
- Старое дельце, - махнул рукой граф.
- Не стоит беспокоиться, мон шер, - чуть изогнула губы Карлотта. – Он любит ведущие роли. А в этот раз ты – всего лишь император.
- Всего лишь! – горестно вздохнула Сисси, вспоминая собственные незавидные роли, кажется, первой, отвергнутой, невесты и еще кого-то мало заметного.
- Дорогая эрц-герцогиня, благодарю за столь лестную оценку моего сюжетообразующего героя, - фон Кролок шутливо поклонился Карлотте и повернулся к Элизабет. – А ты, детка, будь осторожна. «Берегись, Звездное дитя», - баритон эффектно взмахнул плащом и исчез за дверью.
- Автоматизмы, их так просто не изжить, - вздохнула Карлотта. – Боюсь, как бы его император не превратил свадебный бал в вампирские танцульки, и даже без помощи потусторонних персонажей.
- Граф хороший, - Сисси смело бросилась за защиту любимца публики. – Он, между прочим, научил меня танцам главной героини, сам, лично! И даже не ругал, когда я несколько раз наступила на его плащ.
- Потрясающее чутье, - не пойми чему восхитилась Карлотта. - Ну-с, ты остыла? Тогда мне с твоим посильным участием пора разыгрывать вторую встречу с таинственным для кого-то Призраком.
- О нет!
- О да. Какой с него прок, если он будет просто сидеть в подвале и кропать оперу в твою честь.
- А Призрак это может? – заинтересовалась Элизабет.
- Может, да только кому эти оперы в наше время нужны? Кстати, при случае, намекни ему, пусть попробует себя в новом жанре. Мюзикл набросает, к примеру.
***
Элизабет едва зубами не стучала от холода и страха. Нет, она совсем не глупая, как ей постоянно втолковывает Карлотта, просто у Сисси не хватает смелости поправить лоттин блестящий план. Элизабет, в принципе, совсем не против помощи Призрака, и даже готова еще раз с ним встретиться, скажем, в кафе, или на оживленной площади в разгар ясного дня… Но, определенно, не в темноте подвалов, будучи одетой в гибрид нижнего платья и ночнушки, положенный императрице в финале. А ведь Элизабет не то, что до финала – до получения роли надо как-то дожить, желательно, без летальных травм, инвалидности, и в голосе! В который раз мысленно высказывая Лотте всё, что она думает о её сомнительной стратегии завоевания симпатий Призрака, Сисси сделала еще один осторожный шаг по мокрому, скользкому каменному полу. Нога тут же угодила в ямку, и Сисси вскрикнула, пытаясь удержать равновесие. Заботливо прихваченный фонарик еле-еле рассеивавший мрак, тревожно замигал. Батарейки были на исходе, а Призрака всё не было видно. Элизабет пришло на ум, может, он и вовсе тут не живет, а так, бывает наездами. И пока она, бедняжка, подвергается опасности простудиться или сломать ногу, холерный Призрак преспокойно сидит себе в теплой квартире с электричеством и всеми удобствами, знать не зная, что его тут ищут. Сисси без особой надежды прошла еще немного вперед, за ржавую, разбитую решетку. Фонарик мигнул на прощание, и погас. Ну, вот, теперь точно всё! Прямо хоть становись на четвереньки и ползи по этому ужасному, невыносимому полу до освещенных мест. Элизабет со злостью швырнула в темноту бесполезный фонарик. Да, она снова попала в неприятность, и снова сама виновата, и снова по проекту Карлотты.
- Призрак? – Сисси решила для очистки совести предпринять ещё одну попытку. – Эй, Призрак, ты тут?
Эхо пробормотало не то «тут», не то «гут», и затихло.
- Черт, хоть кто-нибудь есть?
Эхо снова невнятно ответило, то ли «есть», то ли «весть». Или это было «сесть» и «лесть»? Или «месть»? Вздор какой, на полном серьезе слушать о обдумывать отзвуки эха. Сисси набрала побольше воздуха и решительно высказала темноте всё, что она по этому поводу думает.
- Мне плевать, есть тут кто или нет! Призраки, вампиры, эти, как их там в новой постановке, дер тоды и прочие несуществующие персонажи! Больше я не полезу в старые, холодные подвалы в этих чертовых шмотках. Ах, Призраку не нравятся современные наряды. А переломы ему нравятся? А крупозная пневмония? Мне надоело! И я возвращаюсь обратно, так-то.
Элизабет решительно повернулась, сделала пару шагов и врезалась во что-то условно-мягкое. Стеной это точно быть не могло.
- Какой темперамент, - мурлыкнул уже знакомый голос всё еще официально не представившегося её обладателя оного. – И с какой поспешностью ты ринулась в мои объятия.
Мерзкий Призрак, видимо, любил поиздеваться не меньше Лотты. Сисси сжала зубы и отодвинулась от Призрака. В данный конкретный момент перспектива первой роли казалась не такой уж и манящей В конце концов, будут и другие постановки, и другие героини.
- Ты лишилась дара речи, Элизабет? Какой занятный сюрприз, - продолжил зловредный голос.
- И не надейтесь! Учтите, я буду сопротивляться и кричать, - засопела Элизабет.
- Прелестно, это внесет ноту пикантности в наш предполагаемый досуг, не так ли, моя дорогая? Я ведь уже могу тебя так называть? – голос, вернее, его несносный обладатель бесцеремонно приобнял возмущенную девушку и притянул поближе к себе.
- Да что вы себе позволяете? – Элизабет попыталась отпихнуть зарвавшегося Призрака. Но не тут-то было. – Признаю, в прошлый раз вы меня испугали, но в этот раз фокус не пройдет. Я отлично знаю, что вы хоть и Призрак, но обычный человек, в летах, между прочим. Ну, вы же точно не моложе Карлотты. Да вам попросту несолидно откалывать подобные фокусы! Что вы себе воображали? Что я, дурочка какая-нибудь?
- А разве нет? – казалось, с неподдельным интересом спросил Призрак, не отпуская её из своего поистине стального захвата. – Элизабет, решим вместе простую логическую задачу. Молодая девица в облегченном наряде зачем-то идет в безлюдное, подозрительное место на предполагаемое рандеву с человеком, обладающим отнюдь не добропорядочной репутацией. Ну, разок, может, это было просто глупостью или случайностью. Но второй… Элизабет, я не поверю, что ты по случайности или незнанию оказалась здесь во второй раз. Впрочем, я, в принципе, совсем не против нашего более углубленного знакомства. Эта современная тяга к приключениям и острым ощущениям имеет свои положительные аспекты, особенно для меня.
Сисси вздрогнула. А ведь этот мерзавец в чем-то прав. Но… он же Призрак! И не какого-нибудь притона, а театра. Лотта говорила, что он даже оперы умеет писать. Он же не станет…
Внутренний голос хмуро заметил, что станет, и даже вполне безнаказанно. Кто поверит, если она расскажет, что с ней дурно поступил Призрак? Никто, её назовут сумасшедшей. Снова пришло на ум, что в той истории с Кристиной Даэ так ничего и не нашли, включая саму Кристину. Может, и в её случае сумасшедшей потом будет попросту некого называть, и тоже ничего и никого не найдут. Да, она полнейшая дура, что вообще стала слушать Карлотту после той, первой встречи. Но всё равно, это несправедливо, что только за доверчивость и глупость её могут убить или искалечить. Элизабет всхлипнула. А, может, Призрак её отпустит? Всё, она согласна, она самая заурядная «цыплячья шея», место ей во втором составе, а то и вовсе в массовке. Нет, в партере, на галерке, на кухне у плиты. Она обычная, бездарная, она бросит сцену и станет домохозяйкой, только отпустите! Кажется, последнюю мысль она сказала вслух. Неважно. Да и Призрак что-то молчит. В прошлый раз он советовал его не разочаровывать. Теперь и не говорит ничего. В детективах молчание преступника не предвещало ничего хорошего. Вероятно, он уже не считает её интересной, или даже воспринимает не как одушевленного человека, а как куклу, жертву. Элизабет разрыдалась.
- Признаться, вариант с криками и сопротивлением мне импонировал больше, - зловеще заметил Призрак невыносимым скучающим тоном и ловко оттеснил её к стене. Сисси оказалась буквально зажатой между Призраком и холодной каменной кладкой. Элизабет попыталась и весьма успешно ударила его по спине, затем по голове, но без ощутимых результатов.
- Ну-ну, тише, - голос Призрака зазвучал едва ли не успокаивающе. – Я пошутил. Всё, можешь успокоиться, я тебя отпускаю.
И в самом деле, отпустил, стремительно-неуловимо отдалившись, так что Элизабет успела шлепнуться на пол, продолжая плакать, и только потом до неё дошло, что именно он сказал. Что этот негодяй, мерзавец, сволочь, одним словом, Призрак, сказал. Сисси перестала реветь, вскочила на ноги.
- Ты… ты дрянь, а не Призрак! Как в твою голову стукнуло так шутить?! Псих!
- Дама, кажется, недовольна? – холодно уточнил Призрак. – Или разочарована?
- Идиот! Скотина!
- Хочу заметить, что все озвученные вами категории лиц, к примеру, психи и скотины, склонны к еще куда менее джентльменским поступкам. Но раз вы так настаиваете…
Элизабет умолкла и, зажав себе рот рукой, постаралась отступить подальше в темноту. Что там писалось в детективах о моментах, когда преступники становились холодно-вежливыми? Вот-вот! Сисси помнила, что за этим могло последовать.
- Простите, я очень испугалась, - еле слышно пробормотала девушка. – Я вас не обвиняю, нет, но и вы этому немало поспособствовали.
- Равно как и твоя собственная глупость, - ровно заметил её собеседник.
- Я понимаю, - кивнула Элизабет и убито прошептала. – Но я так мечтала…
Потрясений было слишком много. В самом деле, что ли, податься в домохозяйки? Девушка села прямо на холодный пол, обхватив колени руками, и неожиданно для себя выложила вредному Призраку всё: как она хотела стать императрицей в новой постановке, что ей посоветовала Карлотта, и так далее.
- Ты действительно безголовая цыплячья шея, да и твоя Карлотта недалеко от этого ушла, - вынес вердикт Призрак. Он опустился рядом и закутал дрожащую девушку то ли в пальто, то ли в плащ, в такой темноте и не разобрать. – Семь лет назад Призрак, видите ли, провернул какое-то дело, и исчез в подвалах. Семь лет ни единой весточки. Призрак мог давно сменить адрес, образ жизни и деятельности или попросту умереть. Но человеческая глупость такие мелочи в расчет не принимает.
- Но вы же здесь, вы же остались, - тихо сказала Элизабет, привалившись к Призраку.
- Я-то остался, - фыркнул Призрак, приобняв Сисси.
- Значит, Карлотта правильно рассчитала, - заметила Сисси и недоуменно подняла голову: Призрак рассмеялся. – Ничего смешного. Что я, по-вашему, глупого сказала? Скажете, вас тут нет?
- Знаешь, из тебя получилась бы очаровательная императрица, непосредственная, нетипичная, но милая, - внезапно выдал Призрак.
- Вы правда так считаете? – обрадовалась Элизабет.
- К чему мне лгать, тем более в подобных мелочах? – пожал плечами Призрак и добавил. – Мне бы очень понравилась такая императрица.
Сисси почувствовала, что краснеет, и порадовалась царящей в подвалах темноте и отсутствию света. Пусть этот Призрак не воображает, что комплименты какого-то сумасшедшего, при этом не первой молодости, могут быть ей приятны.
- Возможно, я бы даже познакомился с подобной императрицей и временами заходил бы с визитом.
Элизабет фыркнула. Если Призрак думает, что произведет на неё впечатление знанием либретто новой постановки, то сильно ошибается. Она сама его от корки до корки прочла, а слова императрицы так и вовсе выучила наизусть. Кстати, об императрице.
- Вы полагаете, что настоящая императрица была бы заинтересована в подобном знакомстве? А если учесть эту вашу жестокую шутку со мной? Отколи вы с живой императрицей подобный номер, она бы умерла от страха, а если б выжила, то тут же указала бы на дверь и кликнула стражу. Вас бы повесили, - мстительно добавила Элизабет, представив себе, как бравая дворцовая стража в два счета скрутила бы самозваного Призрака.
Не подозревающий о своей незавидной участи Призрак снова рассмеялся.
- Повесили? Меня? Однако, у тебя и воображение. Императрица с воображением. Решено, мы это осуществим.
Кажется, бедняга начал заговариваться. Да, в его возрасте лучше чинно сидеть на лавочке, радуясь солнышку и читая газеты, а не по подземельям актрис пугать. Призрак явно не рассчитал свои силы. Элизабет, будучи девушкой незлопамятной, даже слегка погладила Призрака по плечу, стараясь хоть как вернуть в реальность. В конце концов, им еще отсюда выбираться, и было бы неплохо, если бы он любезно проводил её наверх.
Призрак легко поднялся и потянул её за собой. Сисси нахмурилась: для пожилого человека у него была поразительная легкость в движениях. Конечно, бывают чудеса, помноженные на годы непрерывных тренировок, но не настолько же. И в первую встречу её насторожила его манера появляться и исчезать. Странно, очень странно.
- Послушайте, а вы точно, э-э, наш Призрак? – с некоторой опаской спросила Элизабет.
- После всего пережитого, можешь меня им считать, - туманно сказал её собеседник.
- Но всё-таки, кто ты? – Элизабет сжала его руку.
- Я тот, с кем бы ты, так или иначе, встретилась.
Какой невнятный ответ! И чего этот Призрак-не-Призрак темнит?
- Так нечестно. Ты меня знаешь, а я тебя нет, - укоризненно сказала Элизабет.
- Я тот, с кем ты станцуешь последний танец, - некто, окончательно разжалованный из Призраков, шутливо чмокнул её в щеку. Сисси шлепнула его по руке: к чему такие фамильярности, если ты даже не удосужился представиться.
- Мне приятно, что ты прочел сценарий, чтобы произвести на меня впечатление. Считай, я поражена. Итак?
- Вот тогда и узнаешь, - фыркнул не-Призрак. – Когда мы станцуем последний танец.
Элизабет кисло улыбнулась. Дешевый трюк. Каждый в этом городке в курсе насчет маскарада в театре.
- Остроумно, - протянула Сисси. – Ты наверняка будешь, как и все, в маске, да и свои фирменные шутки в другом месте сыграть не так-то просто, а, не-Призрак? И какой именно танец мне считать последним?
- Не волнуйся, танец я выберу, как всегда, - этот нахал наверняка усмехался, когда ей это говорил.
- Если я захочу танцевать, я сама выберу танец, музыку и партнера, - пропела Элизабет.
- Если я захочу танцевать, то будет неважно, кто и что там себе навыбирал. Кстати, мы пришли. За этой дверью свет и жизнь, а я возвращаюсь в свою темноту. До встречи, Элизабет.
Надо отметить, этот позер быстро ретировался. Сисси только распахнула дверь, и свет из коридора залил подвал, а рядом уже никого не было, как и во всем обозримом пространстве.
- Фигляр, - с непонятным разочарованием вздохнула Элизабет. Но тут же ужаснулась, взглянув, во что превратился её легкомысленный наряд. Костюмер убьет её! Спокойно, Сисси, никто не знает, что ты вообще это брала, успокоила саму себя Элизабет. Пусть Сара потом верещит, всё равно ничего не докажет. Весело напевая куплеты про выбор танца, Сисси поспешила в гримерку. А всё-таки интересно, кем окажется её не-Призрак. И вообще, хватит ли у него духу подойти к ней на маскараде.
Акт 3. Как стать императрицей.
«Маскарад, маски здесь и маски там. Маскарад, не узнаешь себя сам», - тихо напевала Элизабет, глядя на парад-алле звёздных ролей. С «золотой» лестницы на установленный в фойе подиум спускались прославленный Граф-вампир, несравненная Злая колдунья Запада, Офицер и неджентльмен, Аристократ-разведчик, Волшебник из страны Оз и, конечно, будущая Императрица. Выскочка Сара сияла ярче софита, затмевая собственные звезды в волосах. Именно её выводил лично фон Кролок. Ну и пусть. Сисси чуть прикусила губу. Быть Дороти в новом сезоне тоже неплохо. Альфред будет замечательным трусливым львом, хотя роль Тотошки, будь таковая предусмотрена, подошла бы ему куда больше, судя по его пробам на роль кронпринца. Такой бы точно не смог застрелиться, а рыдал бы себе в уголке, пока какая-нибудь добрая душа не вытащила бы оттуда беднягу и не пожалела бы. Меж тем на подиуме Сара и фон Кролок отпели новый романтичный дуэт «Всё возможно вместе с тобой». Знаменитый вампирский наряд и грим фон Кролока, а также ужимки Сары в духе Рокси из «Чикаго» внесли свой неповторимый колорит в предполагаемый любовный диалог императора и его невесты. Жаль, в самой постановке такого не допустят: директор бдит. Злая колдунья Запада на пару с Гудвином спели прелестный номер «Будет не к месту», по мнению Сисси, на сто процентов справедливый для подобной «императрицы». Ну, ничего, скоро это закончится, и будут танцы. На массовый номер ей и Луккени пришлось подняться на подиум, а затем бодро отработать «Летние ночи», что наверняка дико смешно смотрелась в костюмах Дороти и Убийцы.
- Я спас ей жизнь, - еле сдерживая смех, пропел Луккени, косясь на фирменный напильник Убийцы.
- Он был славным, - едва не сбилась Дороти, стараясь не смотреть ни на Луккени, ни на разномастную массовку.
- Расскажи мне больше, расскажи мне больше, - слаженно затянули вампиры, аборигены страны Оз, кошки и представители американской военщина во Вьетнаме. Хорошо всё-таки, что рано или поздно всё кончается. Теперь только дождаться выхода Герберта в новом, еще никем, кроме него самого, директора и, конечно же, Карлотты, не виденном костюме Смерти. Песня Смерти для подогрева интереса на следующий сезон, еще общий номер – и бал.
Всё, в том числе и Элизабет, заняли свои места, музыканты заиграли вступление, и на вершине лестницы показалась темная фигура.
- Чего это ему вздумалось натянуть маску? – неслышно удивилась Сара. – Вроде, мы говорили о новом гриме, и ни полслова и маске.
- Что-то это мне напоминает, - тихо хмыкнула опытная в подобных перевоплощениях и неучтенных последствиях оных Карлотта и, на всякий случай, продумала наиболее безопасный путь отступления.
Смерть, меж тем, спускаться не торопился. Пропев куплет про последний танец и о том, что все с ним непременно встретятся, Смерть остановился почти на середине лестницы и величественно оглядел всех собравшихся у её подножья. Затем усмехнулся (тут же послушались охи и вздохи публики) и взмахнул рукой. Музыка изменилась, а с обеих сторон от лестницы пришел в движение занавес, медленно наползая и закрывая, вначале массовку. Скоро дойдет и до всех прочих, стоящих по бокам от лестницы. Останутся лишь Смерть и Императрица на своей лестнице. Изящный ход, ничего не скажешь. Элизабет напомнила себе, что будет и на её улице праздник. Это шоу обречено на успех, и когда-нибудь она непременно станет Императрицей. У неё ещё будет это белое платье, звезды, и еще куча ролей в придачу. После провала плана с Призраком, Карлотта всё-таки замолвила за неё словечко перед директором. Дороти – это только начало. Да и фон Кролок, кстати, вскользь обронил, что хотел бы видеть именно «своей» Красавицей, мол, его сентиментальному Чудовищу в предстоящем проекте такая бы подошла идеально, а танцевать он её уже обучил. А Сара безбожно косолапит в танцах. Элизабет подняла голову, чтобы получше рассмотреть Герберта в его новом образе, как вдруг почувствовала, что лента из её косы соскользнула на пол. Сисси тряхнула волосами – пусть будет так, неважно. Зато свои, и вон какие густые. Да она бы эту Императрицу так сыграла, и шиньоны были бы не нужны!
- Занавес падает, - начал Смерть, - покинь тени…
Элизабет вздрогнула. Это был не Герберт. Это был её не-Призрак! Ну, надо же, какой он предприимчивый! Как-то договорился Гербертом (а с ним договориться всегда стоило недешево, даже в плане нервов), уломал дать напрокат костюм и явился к ней с песней. К ней ли? Ну, конечно, к кому же ещё. Сисси широко улыбнулась. Как он старательно пугал её в подвалах, сомневался в наличии у неё ума, как поспешно исчезал, а теперь такое шикарное явление. А какой голос! Решено, она уломает его поступить в их театр. И не исключено, что когда она, наконец, получит роль Императрицы, её «знакомый незнакомец» будет самой лучшей Смертью. Элизабет торжествующе взглянула на растерянную Сару: что, не ожидала, что ради неё, Элизабет, финал пойдет не по плану? Ха-ха, подожди еще до бала. Мы станцуем, мы снимемся на обложку театрального ревю, и плевать на костюм Дороти. Может быть, это вовсе и не Дороти, а совсем юная будущая Императрица!
- Я так тосковал по тебе, не заставляй меня ждать, - проникновенно выводил Смерть. Элизабет ещё шире улыбнулась и, ловко пихнув локтем опешившую Сару, вышла вперед и помахала рукой не-Призраку. «Ну же, я здесь!» Не-Призрак сделал приглашающий жест и спустился еще на одну ступеньку вниз, застыв точно посередине лестницы. Браво, да у него есть и несомненные режиссёрские задатки. Сисси мельком бросила взгляд на стоящих рядом коллег. Смотрите внимательно, милашки, это только её триумф, и не последний.
Фон Кролок, по цвету лица, идеально слился с вампирским гримом и как-то странно посмотрел на Карлотту.
- Это он? – сдавленно прошептал граф.
- Нет, - прошептала в ответ Карлотта. – Но всё равно будь готов, - тут неувядающая Лотта вдруг дернула рукой куда-то назад. Странные они какие-то, пронеслось в голове у Элизабет. Ясно же, что это не их старый замшелый Призрак с его тягой к пиромании и разрушениям. Сара что-то булькнула сзади, словно подавившись началом слов Императрицы. Правильно, помолчи-ка, жаба!
- Преврати ночь в утро, - легко подхватила Сисси и начала подниматься по лестнице. Она буквально физически чувствовала и публику, и своих коллег, и напряжение неминуемой сенсации. Занавес продолжал наползать с обеих сторон лестницы, скрывая знакомые лица, но Элизабет было не до оценки этой задумки. Сейчас она была Императрицей, и эта Императрица, как и она сама, должна вот-вот отхватить главный приз. Кто сказал, что она умирает? Пфф, глупость, нигде в сценарии не указано, что Смерть некрофил. Значит, дело в другом. Она потом, когда всё получится, непременно заметит это режиссёру. Никто ничей «хладный труп» бросать на сцене не будет, ещё чего, особенно если Императрицей будет она сама. Это пусть Сару бросают. А Сисси с размахом удалится в вечность. Для пущего эффекта Смерть даже мог бы отнести её туда на руках, и, кстати, какие-нибудь спецэффекты не помешали бы. Хотя бы туман, а еще лучше фонтаны огня. Потому что она – настоящая Императрица, потому что…
- … я принадлежу себе, - допела Элизабет, еле сдерживаясь, чтобы не бросится не-Призраку на шею. Нет-нет, это потом, настоящие императрицы так не делают.
- … ты принадлежишь мне, - одновременно допел не-Призрак и ловко подхватил её на руки. Какой молодец, правильно мыслит.
- Фейерверк? – в такт своим и его предполагаемым мыслям о финале прошептала Элизабет.
- О, непременно, - одобрил не-Призрак, и на нижних ступенях лестницы взмыли вверх струи холодного огня. Публика завопила от восторга.
- Но все-таки, кто ты такой? – лукаво спросила Элизабет, сдернув с не-Призрака маску.
- Тот, кто случайно в тебя влюбился, и решил немного изменить эту историю.
- Как мило, но я люблю, когда мужчины держать свои обещания. А ты обещал. Пока все тут балдеют от спецэффектов, можешь поцеловать меня. А потом скажи.
- Тод.
- Извини, как? – Огонь исчез, да и публика начала исчезать, отрезанная от сцены занавесом клубящегося дыма, появление которого Сисси как-то прозевала.
- Смерть.
***
Что-то случилось, она потеряла сознание, и поэтому сразу не может припомнить, где находится. Элизабет открыла глаза и закашлялась. Вокруг всё застилал туман, и было прохладно. Туман? Но ведь ещё были огни, сцена, роскошный финал… Финал, Смерть… Смерть?! Сисси вскочила на ноги. Так, всё в порядке, руки-ноги-голова целы, костюм Дороти при ней, сердце и легкие работают нормально. Сисси притопнула ногой. Судя по звуку, она всё еще на сцене. Но куда подевались остальные? Это просто свинство оставить её валяться в обмороке и свинтить на бал. Ну, она им еще покажет. Чертовы новые спецэффекты, а если бы у неё случилась астма? Элизабет прикинула, в какой стороне проход за кулисы и пошла туда. Однако, пока она лежала в обмороке, подиум как-то странно удлинился и никак не заканчивался. «Всё страньше и страньше», - Элизабет сказала это вслух голосом не так давно сыгранной ею же Алисы, попавшей в Страну чудес. Ей не хватало только вздорной Королевы, Валета и Чешира на пару с Шляпником.
- …Здорово! И я буду свободной? – донесся до неё чей-то жизнерадостный голосок, чем-то напоминающий голос Сары, только нежнее и не такой наглый.
- В рамках ограниченный человеческой природы и законов, - ответил голос не-Призрака. Хорош! Ей тут плохо, а он с кем-то болтает.
- Я буду писать стихи, путешествовать, смогу увидеть Испанию или Катманду, - восхитился голосок.
- Да хоть Австралию, принцесса, - покладисто согласился не-Призрак.
- Не хочу быть принцессой, - заупрямился голосок, - хочу быть циркачкой!
- Фройлен, цирковому искусству надо учиться с раннего детства, а для начала вообще родиться в подходящей семье. Но, может, вы согласитесь быть актрисой? Покорять сердца, играя на сцене, как-то более весомо, чем гулять по канату.
- Пожалуй, - задумчиво протянул голосок, но тут же, спохватившись, добавил. – Послушайте, но… Я, наверное, должна оставить родным записку, хотя бы извиниться, что не буду больше принцессой и что лучше поступлю в театр.
- Нет необходимости, ваши родные даже ничего не заметят, - поспешил уверить не-Призрак. Или, как он там назвался? Тед? Дэт?
- Знаете, тогда ведь кому-то придется все-таки быть принцессой. Когда сделаете меня актрисой, не забудьте найти принцессу, - серьезно заметил голосок. – И смотрите, чтобы она оттуда не сбежала. И чтобы не забыла поехать с маман и Нене в Бад-Ишль, и чтобы непременно познакомилась там с Карлом-Людвигом. Это мой кузен.
- Найду, - серьезно пообещал не-Призрак. – Если не принцессу, то императрицу.
- Зачем нам еще одна императрица? И так все знают, кто ей будет. А вы смешной. Волшебники все такие?
- Я не волшебник, я…
Голоса отдалились, а вскоре и вовсе затихли в отдалении.
- Ну, вот и всё, - не-Призрак, как обычно, появился слишком неожиданно. – Формальности улажены, поздравляю, ты будущая императрица, как ты и хотела.
- Правда? Спасибо, как тебе удалось? А Сара? – Элизабет повисла у него на шее.
- Забудь про Сару, забудь про всех, ты будешь прекрасной императрицей.
- Да-да, я это так спою, что все лопнут.
- Поющая императрица? Пожалуй, это как-то чересчур, как, к примеру, танцующая королева, - непонятно ответил не-Призрак.
- А что такого? – удивилась Элизабет. – Ты что, никогда и песни не слышал? Я её, кстати, замечательно пою. И вообще, ты ловко увильнул от ответа, когда я потеряла сознание. Итак, - Сисси улыбнулась, - как ваше имя, о таинственный Темный принц?
- Тод.
- Э-э, знаешь, давай я уточню, - осторожно начала Сисси.
- Да.
- Что да? – опешила девушка.
- Да, Тод, тот самый, который Смерть. И теперь тебе пора начинать путь к трону. Я же обещал. Я помню – тебе нравятся мужчины, которые держат свои обещания.
- Погоди, да объясни же ты толком, наконец, - требовательно сказала Элизабет и вдруг… пришла в себя?
- Она пришла в себя? Сисси? Сисси!
- Тод, мы так не договаривались, и что там насчет трона?
- Бедняжка бредит, пошлите за врачом, - загудели над ухом чьи-то голоса. Стоп, если это был, в самом деле, Смерть, то она уже мертва, и никакого врача не надо. Элизабет отмахнулась и села на кровати. На кровати? Сисси оглядела собравшихся, изящную спальню. Что-то это ей напоминало.
- Сисси, тебе необходимо повзрослеть, - покачала головой герцогиня Людовика. – Выбрось из головы детские глупости. Ты поедешь с нами в Баш-Ишль.
Элизабет застонала. Это же… катастрофа?
***
… Элизабет показала отражению в зеркале язык. Поющих императриц не бывает, как и танцующих королев, удовольствуйся бытием прекрасной императрицей? Глупости какие. Сисси подобрала подол ночной сорочки и сделала несколько танцевальных па. Они с «мамой» и «сестрой» едут в Бад-Ишль, и что? И ни-че-го. Нене вполне симпатичная, так что кто там знает, как всё пройдет в этот раз. А если вдруг – Элизабет подмигнула отражению – она знает сценарий наизусть, включая ремарки и забракованные варианты хореографии и мизансцен. Сисси улыбнулась и запела:
You are the Dancing Queen,
Young and sweet, only seventeen (O’k! O’K, younger, it doesn’t matter anyway)
Dancing Queen, feel the beat from the tambourine
You can dance, you can jive, having the time of your life
See that girl, watch that scene, dig in the Dancing Queen
- Элизабет, это всё-таки уже не мюзикл, - Тод старался говорить с легкой укоризной. Сисси очаровательно улыбнулась: напрасные старания. Кто там, ты говорил, выбирает танцы? Пора уже как-то нарушить эту монополию.

Friday night and the lights are low
Looking out for the place to go
Where they play the right music,
Getting in the swing

You come in to look for a King
Anybody could be that guy
Night is young and the music's high
With a bit of rock music, everything is fine
You're in the mood for a dance
And when you get the chance...

@темы: Мюзиклы, Творчество, Увлечения, Фанфики

URL
Комментарии
2012-04-11 в 23:51 

greamreaper
Мрачный жнец -замах косы плюс минус 3 метра- как не повезет
От души порадовалась)))). Тоду не везеть)))) Вечно его за нос водят.:soton:

2012-04-11 в 23:53 

Санита
Каждый суслик - агроном.
greamreaper, везет - не везет, в данном случае, вопрос спорный, неоднозначный. :) Но скучно ему точно не будет, факт, и не только ему.

URL
2012-04-12 в 00:04 

greamreaper
Мрачный жнец -замах косы плюс минус 3 метра- как не повезет
везет - не везет, в данном случае, вопрос спорный, неоднозначный. С моей ИМХИ не везет))):goth:

2012-04-12 в 02:01 

Улыбнулась как кот, объевшийся сметаной.... (а они улыбаются?!)
Вот порадовала, спасиб) а то "не пищется"! Пишется))) нужна всего лишь мотивация))))))
Подробно расскажу как-нибудь лично, но то, что мне понравилось, надеюсь, не вызывает сомнений?

2012-04-12 в 18:21 

Санита
Каждый суслик - агроном.
Artparivatel, они почти улыбаются, не так, как люди, но довольство на морде читается вполне легко :)
Случайно вышло, потому что я болела. А так, в целом, "не пищетсо".

URL
2012-04-12 в 20:48 

inek
Ёж - птица гордая... дать пинка?
замечательно! -)
а что за Аристократ-разведчик? откуда?

2012-04-12 в 21:48 

Санита
Каждый суслик - агроном.
inek, благодарю, я старалась.
Аристократ-разведчик
Это я так графа Фоско из "Женщины в Белом" любя обозвала, хотя и не совсем точно.

URL
2012-04-13 в 19:05 

inek
Ёж - птица гордая... дать пинка?
Женщину в белом пока не смотрела. Надо исправиться -)

2012-04-13 в 19:42 

Санита
Каждый суслик - агроном.
inek, я читала роман, а также глянула отрывки по ютубу. Мрачновато, грустновато-протяжно, обстановку оживляет хоть как ария графа Фоско "You Can Get Away With Anything". Сводную сестру милой-несравненной-беззащитной Лоры откровенно жалко с этим её "All for Lora". То ли восприятие меня подвело, то ли в книге это было подано не столь беспросветно. Нет, я всё понимаю: Лора - красавица, Лора - богатая наследница, Лора - сущий ангел, и главный герой был обязан влюбиться именно в неё. Но... балда он! Граф Фоско, хитрый мерзавец и тэ пэ, влюбился в Мэриан, вот это действительно девушка. Жаль, что по законам жанра на тот момент она никак не могла ответить ему взаимностью. Эх, а ведь можно было плюнуть на всех этих прекрасных-беззащитных-безыдейных-бездеятельных и удрать на пару в Италию или еще куда - земной шар позволяет!

URL
2012-04-14 в 10:40 

Лукиан
Имею дар смотреть на вещи бог знает с какой стороны
Я прочитала! Мне очень понравилось. Особенно:
- Догадайся, - шепнул голос ей прямо на ухо. – Кто знает все укромные уголки этого мира и человеческой души? Кто уводит прочь от бурлящей жизни во тьму? Кто, являясь реальностью, кажется людям персонифицированной иллюзией?
- Герберт, это ты, что ли, со своими вечными приколами?

:lol:

2012-04-14 в 20:19 

Санита
Каждый суслик - агроном.
Roseanne, здорово, что тебе понравилось! :) Герберт тут как привидение - о нем говорят, но его самого на сцене нет.

URL
2012-05-08 в 09:59 

Кхм... А мы тут... Плюшками балуемся... Ждем-ждем новые поступления... Автор, нельзя оставлять так своих читателей без сладкого!!!

2012-05-08 в 14:10 

Санита
Каждый суслик - агроном.
Artparivatel, аффтар тоже балуется плюшками, правда,несколько иного вида. Но кое-какие заделы уже есть...

URL
     

Rabbit hole

главная