20:53 

Давай не разведемся

Санита
Каждый суслик - агроном.
С Рождеством, Новым годом и новым фанфом. Да-да, снова по мюзиклам. Итак, "Ребекка" с самой Ребеккой в главной роли, и некоторые реалии "Элизабет" на периферии.

Годы прошли совсем, нету больше
Нет для беседы тем и тем лучше,
Ты говоришь мне чуть слышно:
Давай разведёмся...
П. Налич

Развод? Не дождешься!
Общее мнение Ребекки де Винтер и фамильной чести её супруга, Максима де Винтера

… и поэтому –

Давай не разведемся

P.S. И пусть только смерть попробует нас разлучить! В конце концов, это только наше, семейное дело.


Как всем известно, свадьба – не напасть, да как бы дальше не пропасть. И после того, как здравый, ну, или как кому повезет, смысл победил фамильную честь и прочие нелепые в наш век предрассудки, избежать этого «пропасть» стало куда легче, обыденней и в порядке общей очереди. Развод, разъезд, раздельное проживание и азартный дележ совместно нажитого имущества. Прогресс, дамы и господа! И только несносный человеческий фактор иногда тормозил работу отлаженного правового механизма.
Впрочем, когда новинка докатилась до самых отдаленных, консервативных и не вполне живых кругов, бракоразводные процессы стали не в пример запутанней и ярче. Всё Посмертие недаром помнит воистину исторические, ставшие классикой посмертного гражданского права бракоразводные процессы мистера и миссис Харкер, графа и графини де Шаньи, императора и императрицы Австро… кхм. Впрочем, последнее дело не было столь широко освещено для публики и вообще проходило за закрытыми дверями без участия, собственно, самых виновников процесса: их представляли посредники и прочие заинтересованные лица. Но мир, в том числе потусторонний, не стоит на месте, и, раз с него сдвинувшись, так и несется на всех скоростях в неведомые дали, подкидывая законникам всё новые заковыристые дела. Развести мертвую или полумертвую пару нетрудно. Соединить вновь – куда сложнее.
***
- При всем моем уважении, мадам, я не могу понять, чего же вы от меня хотите, - безнадежно повторил мистер Джонатан Харкер, специалист по семейному кодексу Посмертия, тоскливо глядя на свою посетительницу.
- Я хочу обратно своего мужа, - невозмутимо повторила дама под вуалью.
- Мадам, я вам сколько раз объяснял: мы не воссоединяем распавшиеся при жизни обоих супругов пары, - мистер Харкер снял очки и устало потер переносицу.
- Замечательно, мистер Харкер, у нас с моим дорогим во многих аспектах мужем и не было намерения расстаться, когда мы оба были живы. Более того, мой бедный, покинутый мною по вине роковой случайности супруг много раз прямо указывал на недопустимость нашего расставания, пусть даже в форме раздельного проживания.
- Мадам, вам ли не знать, джентльмен чего только ни сморозит, не подумав. Простите, - Джонатан с тоской посмотрел на часы, гадая, где нелегкая носит этого прохвоста, его компаньона. Тот бы в два счета отбился от назойливой посетительницы.
- Тем не менее, мистер Харкер, - голос дамы, словно раскаленная портняжная игла, впивался в ход мыслей адвоката, мешая припомнить все принятые поправки и уточнения посмертного семейного кодекса. – И я, и мой муж не имели намерения расстаться.
- Мадам, - скривился мистер Харкер, - это ничего не меняет. Вы благополучно мертвы, ваш драгоценный супруг не менее благополучно жив. Дело закрыто.
- А как же эти его обещания?
- Не считаются, - отрезал Джонатан. – Кроме того, мадам, если мне не изменяет память, ваш бывший муж сам, я подчеркиваю, сам вас к нам и отправил.
- Бедный мальчик просто немного погорячился, мы оба в тот вечер были на нервах и немного не в себе. Я уверена, теперь, осознав свою ошибку, мой живой, но по-прежнему любимый муж страдает и буквально места себе не находит.
Посетительница достала кружевной платок и изящным жестом приложила его к середине щеки, где заканчивался ажурный край черной вуали.
- Дорогая мадам, я искренне сочувствую предполагаемому горю вашего не в меру нервного супруга, но мы не занимаемся воссоединением, э-э, смешанных пар. В конце концов, вы здесь не первый день. За это время ваш муж вообще мог жениться на другой, а это, извольте понять, делает ваши претензии бессмысленными и беспочвенными.
- Я этого так не оставлю, - дама, наконец-то, поднялась со стула.
- Как вам будет угодно, - пожал плечами мистер Харкер, с излишней поспешностью провожая верную и после гроба супругу неизвестного бедолаги к дверям. – Закон есть закон.
- А как же наше имущество, наш быт, наши чувства, в конце концов?
- Простите, мадам, чувствами мы не занимаемся. Всего хорошего!
Мистер Харкер захлопнул дверь и тяжело осел в кресло. Эта ведьма изрядно вымотала его, попадаются же такие энергетические вампирши! Да ее муженек наверняка до сих пор празднует освобождение от семейного гнета, если, конечно, ему удалось выйти сухим из мокрого дела. В любом случае, за удачу этого парня стоит поднять бокал, а за радость, что он, Джонатан, тоже отделался от его бывшей женушки, второй, а то и третий. Как говорится, патологоанатомы рекомендуют.
Между тем дама под вуалью, выйдя из конторы мистера Харкера, сжала кулаки и решительно повторила: «Я этого так не оставлю! Всё равно будет по-моему».
- Прекрасный, полный жизни порыв среди этих мертвых и холодных душ, - жизнерадостно откликнулся некто и громко зааплодировал. – Браво, синьора… Как вас, простите?
- Де Винтер, - коротко ответила леди, разглядывая странного нахала в блестящем фраке и нелепой тельняшке.
- Луиджи Луккени, - оскалился этот клоун, отвешивая шутовской поклон. – Когда закон показывает зубы, я предлагаю решить дела в его обход. А что, всяк вертится, как может, а мне не привыкать. Я такие дела обставлял, что просто мама миа! Кстати, несравненная леди де Винтер, что, собственно, вас настолько опечалило?
- Я хочу вернуть мужа, - сказала миссис де Винтер.
- Семья – святое дело, - закивал Луккени, - я понимаю, и всей душой на стороне семьи и брака. Редкая, по нашим временам, позиция. Но что же вам мешает это сделать?
- Сущий пустяк: мой муж жив, а я уже нет, - вздохнула миссис де Винтер.
- Досадно, - прищелкнул языком Луккени. – Что ж вы, бесподобная синьора, не могли явиться ему, скажем, в виде призрака, обеспечив благоверному обширный инфаркт, инсульт, суицидальный приступ или попросту летальную бытовую травму? Кстати, а как вас зовут?
- Моё имя к делу не относится, - сухо ответила дама, проигнорировав первый вопрос. В призраки так просто не выбиться, а для нее каждый день на счету.
- И все-таки, - Луккени пытливо взглянул на плотную вуаль.
- Ребекка.
- Хм, знаете, синьора Ребекка, а, пожалуй, я вам помогу. Верите ли, не могу оставить женщину в беде, спросите хоть Самого.
- И чем же вы поможете? – недоверчиво поинтересовалась Ребекка.
- Я доставлю вас обратно, ну, к мужу, дальше уж вы сами. Справитесь?
- Справлюсь, - даже не Луккени, а кому-то невидимому пообещала Ребекка.
- Такая решительная синьора, даже у меня мороз по коже прошел, - не пойми чему восхитился итальянец.
- И вы ничего не попросите взамен? – ехидно спросила Ребекка.
- О, сущий пустяк, вам это ничего не будет стоить.
- И все-таки?
- А, ерунда. Новую душу из мира живых, а лучше – парочку. Моя нелегальная контора растет, расширяется, персонала не хватает. Мне кажется, такая решительная дамочка, как вы, отправит мне рекрутов и не заметит. И министерство тоже не заметит, авось, - хитро прищурился Луккени.
- Что ж, извольте, - кивнула Ребекка, - будет вам стажер. Только смотрите, не жалуйтесь потом.
- Я? Жаловаться?! Да никогда. Я работаю с любым материалом, - гордо выпятил грудь Луккени.
Ребекка усмехнулась: что ж, каждый сам строитель собственной западни. А уж на предполагаемого «рекрута» можно положиться, он свое дело знает, и её, кстати, тоже знает, в отличие от этого распустившего хвост фанфарона. Впрочем, последнее к лучшему.
- Вы потрясающий беспокойник, мистер Луккени, - чарующе рассмеялась Ребекка. – С таким бесподобный компаньоном мое маленькое дело совсем скоро будет улажено.
***
«Ребекка, вернись, Ребекка, хоть бы призраком, обратно в Мэндерли», - провозгласила миссис Дэнверс. Дафна, или новая миссис де Винтер, как некоторые называли юную жену Максима, поежилась, подавив простонародный порыв сплюнуть три раза через левое плечо. Призраков не существует. Ребекка не вернется, как бы ни пугала её призраком миссис Дэнверс. Хотя у той получается жутковато. Может, и не стоило вообще заходить в комнаты Ребекки? Нет, в конце концов, Ребекка здесь больше не хозяйка. Её нет! И это несправедливо, что все, ну вот абсолютно все, говорят только о ней дни напролет. Ах, какой прекрасной была миссис де Винтер. Ах, какой образцовой хозяйкой была Ребекка. Ах, как расцвел при ней Мэндерли. Ах, какие праздники устраивала миссис де Винтер. Ах, эта женщина была воплощением стиля, шарма и прочих мыслимых достоинств. И Максим… Дафна де Винтер печально вздохнула. Нет, её муж не говорил с ней о Ребекке, но ведь наверняка думал. Иногда новая миссис де Винтер даже ловила сочувственный взгляд миссис Дэнверс, направленный на Максима. Всё это было совершенно невыносимо. Да еще и надвигающийся бал добавлял поводов для постоянного упоминания Ребекки в связи с любым промахом в его подготовке. Ребекка всё делала идеально. Новая миссис де Винтер ловила себя на мысли, что если за всю свою жизнь кого-то и ненавидела, то только эту самую распрекрасную, мертвую Ребекку. Странно, почему здесь не осталось ни портрета, ни фотографии подобного венца творения? Или миссис Дэнверс прибрала, пользуясь полнейшей апатией Максима? Или… сам Максим?
- Иногда мне кажется, что она всё еще здесь, - продолжила миссис Дэнверс своим нагоняющим тоску холодным, замогильным тоном. – Она всё видит, и слышит.
- Ах, перестаньте! – не выдержала Дафна. Нервы были свои, не казенные, и они явно начинали сдавать. – Её больше нет.
- Я бы могла с этим поспорить, но к чему оспаривать явный абсурд? – раздался мелодичный, язвительный голос. И он никак не мог принадлежать миссис Дэнверс.
Дафна похолодела, её взгляд лихорадочно забегал по комнате. Показалось? Пусть это будут галлюцинации. Она будет хорошей девочкой, вызовет доктора и уедет в санаторий. Только пусть это будут галлюцинации! Новая миссис де Винтер покосилась на миссис Дэнверс, но та с невозмутимым видом довела свою сентенцию о посмертном присутствии здесь своей хозяйки до конца, а потом предложила покинуть комнату Ребекки во избежание порчи ценного имущества.
Надо сказать, что новая миссис де Винтер удалилась из комнаты Ребекки крайне вовремя. Ребекка была в ярости. Нет, не потому, что её Макс так быстро нашел ей замену. Куда большее возражение вызывал сам объект замены. Девчонка попросту не подходила ни к Максу, ни к Мэндерли. Значит, её необходимо отсюда удалить. Интересно, сколь многое может Ребекка в своем новом амплуа призрака? Несомненно, это ходячее недоразумение слышало её последнюю реплику. А Дэнни? Почему та не обратила внимания? Была поглощена своим монологом, или слова призрака слышат только непосредственный адресат? Хм, если верно второе, то это больше похоже на шизофрению. Ребекка нервно рассмеялась. Надо бы навестить дражайшего супруга и проверить свои теории.
Максим де Винтер сидел в кабинете и делал вид, что читает отчеты своего управляющего. Прежде всего, он старался обмануть себя, и получалось у него откровенно плохо. Дернул же его черт вернуться в Мэндерли! Здесь всё слишком напоминает о ней, а что не напоминает, как, к примеру, его новая жена, то раздражает неимоверно. Мистер де Винтер отбросил отчет и с шумом выдохнул. Если бы у него была полезная привычка напиваться, жизнь, возможно, во много раз стала бы проще, да и пролетела бы куда незаметней.
- Здравствуй, дорогой, - проговорил знакомый язвительный голос. Максим вздрогнул. Неужели он наконец-то сошел с ума?
- И не надейся, - голосу, как и его покойной владелице, было не занимать проницательности. – Я вернулась, Макс. Ну же, почему бы тебе не поздороваться со мной, не соврать, как ты рад меня видеть.
- Я тебя не вижу, - едва слышно буркнул Максим, вглядываясь в тени. Голос доносился оттуда, но никакого силуэта не было в помине.
- Тогда скажи, что ты рад меня слышать, - по интонации Максим догадался, что Ребекка скорчила гримасу. Жаль все-таки, что он её не видит. Жаль?!
- Нет уж, это всё нервы, - чересчур бодро заявил Максим теням в углу кабинета и решительно прошагал к графину с бренди.
- Стоит только умереть, как дом приходит в упадок, а супруг запивает и женится на другой. Или сначала женится, а потом запивает, - язвительно прокомментировал голос Ребекки. Максим залпом осушил половину стакана. Все-таки сходить с ума не так легко, как это раньше казалось.
- Ма-а-акс, - протянул ненавистный голос совсем рядом. Мистер де Винтер готов был поклясться, что почувствовал ледяное дуновение у самой шеи. Предзнаменование? Дело или тело всплывет? Его повесят? Вторая половина стакана проскочила практически незаметно и как-то мимоходом.
- Макс, где же твои манеры? Ты сегодня удивительно невежлив, - не унимался голос Ребекки. Максим обхватил голову руками и застонал.
Ребекка поморщилась. Нет, так дело не пойдет. Ей непременно надо как-то стать видимой. Оставив Макса осмысливать свое глупое поведение и предполагаемое сумасшествие, Ребекка вернулась к себе и взглянула в зеркало. Как и ожидалось, в зеркале отражалось всё, кроме неё.
- Синьора желает, чтобы её замечали, - ухмыльнулся Луккени, возникая посреди её комнаты в том же нелепом блестящем фраке.
- Желает, - согласилась Ребекка. – И поскорее.
- С этим сложнее, чем с перемещением, - Луккени плюхнулся прямо на кровать. – Ты тут нелегально, скажи спасибо, что еще не накрыли с поличным. Впрочем, есть одна маленькая лазейка, - хитро прищурился итальянец. – Надо, чтобы кто-нибудь пожелал тебя увидеть.
- Дэнни хотела, - тут же заметила Ребекка.
- Дэнни, - передразнил Луккени, - слышал я её причитания. «Вернись, Ребекка». Заметано, ты тут. «Она всё видит и слышит». Что ж, слепотой и глухотой ты и раньше не страдала. Заметь, видеть тебя тетка не пожелала, равно как и слышать.
- Меня слышал Макс и эта его девчонка, - сказала Ребекка.
- Твой Макс сейчас что угодно услышит, крайне нервный, взвинченный тип. Я бы на такого особо не рассчитывал. На что он тебе сдался? – нагло осклабился итальянец.
- Не твое дело, - нахмурилась Ребекка.
- Ага, конечно, это дело только твое. Вот только время идет, а пользы ни на сантим. А время не бесконечно и не бесплатно. Мне по-прежнему не хватает рекрутов, а ты не предоставила ни одного.
- Еще не вечер, - хмуро сказала Ребекка.
- Но всё к тому идет, - ухмыльнулся Луккени. – Смотри, как бы самой не стать рекрутом, если не выполнишь наше соглашение.
- Если ты не можешь помочь, так не нервируй меня!
- Ты уже злишься. Прелесть! Значит, я скоро выиграю, - итальянец сверкнул всеми зубами и исчез. Ребекка пожала плечами. Теперь она знает все подводные камни контракта, что уже неплохо, и знает, как стать видимой. Пусть себе этот макаронник думает, что близок к победе. А она пока станет видимой. Надо только правильно всё рассчитать.
***
Мистер де Винтер сидел в библиотеке и страдал. Он довольно глупо поссорился с женой. Со второй женой, естественно. Той приспичило прогуливаться около злополучного лодочного домика, и бедные нервы мистера де Винтер в очередной раз не выдержали. Теперь девочка переживает, не зная, что на него нашло, а миссис Дэнверс довольно посматривает, мол, почувствуйте разницу. Даже галлюцинации пропали, хотя что именно считать галлюцинациями? Сцена их с Ребеккой последнего разговора в лодочном домике до сих пор живо стоит перед глазами. Кстати, именно из-за этой заразы у него такие плохие нервы. Кажется, последнее он произнес вслух. Впрочем, неважно, никто не услышит.
- Конечно, давай свали свою несдержанность на меня, - насмешливо посоветовала не то благополучно покойная первая жена, не то её голос в больном воображении мистера де Винера.
- Ты всегда меня специально провоцировала, - Максим и сам понимал, как жалко звучат его обвинения.
- Отлично, - тут Ребекка могла бы кивнуть, тоскливо подумал Максим. – Что провоцирует тебя теперь, Макс? Меня нет, должно быть, ты очень счастлив.
Мистер де Винтер стиснул зубы. Крайне неудобно спорить с галлюцинацией, не видя её при этом.
- Ну-ну, не надо так сжимать зубы, это вредно, - укоризненно заметил голос. Тут Ребекка могла бы покачать головой. Мистер де Винтер заскрипел зубами.
- А, может быть, ты скучаешь? – лукаво предположил проклятый голос. – Может быть, ты хотел бы меня увидеть.
- Я хотел бы тебя увидеть? – почти заорал Максим. – Да я…
- Стоп! – на его рот словно легла прохладная ладонь. – Спокойно, на этом мы пока остановимся, чтобы не наговорить лишнего. Будем считать, нужные слова произнесены. Итак, Луккени? – не пойми к чему сказал голос Ребекки.
- Мне показалось совсем наоборот, - кисло заметил незнакомый голос, чем-то смахивающий на голос прохвоста Фейвелла.
- Мой муж только что сам сказал, что хотел бы меня увидеть, - настойчиво повторила Ребекка.
- Давай спросим еще разок? – вкрадчиво попросил второй голос.
«Какие необычные галлюцинации», - подумал мистер де Винтер.
- Ты просто боишься, что я стану видимой, - капризно протянула Ребекка.
- А ты жульничаешь, - не сдавался второй нахальный голос.
- Я? – притворно изумилась Ребекка. – Макс, скажи немедленно, что ты жаждешь меня видеть прямо сейчас, - теперь её голос звучал угрожающе. – Макс, лучше скажи, - холодная рука, наконец, отпустила рот и спустилась к шее. – Ну же, Максим.
- А! – вскрикнул мистер де Винтер.
- Вот, он сказал «да», - воскликнула Ребекка.
- Ничего подобного! – возмутился Луккени. – Ты испугала его, только и всего.
- Макс, скажи четче: «Да!» Макс! Я ведь и исчезнуть могу.
- Да, - выпалил мистер де Винтер, надеясь, что этот бессмысленный бред и в самом деле исчезнет.
- Теперь всё было слышно? – довольно сказала Ребекка. – Ну, вот, дорогой, теперь ты можешь, наконец, сказать, как ты рад меня видеть. Максим?
Мистер де Винтер побледнел и без единого звука осел на пол. И, наконец, наступила блаженная тишина.
***
Холодно. На лице что-то мокрое. Вода! Но почему? Он тоже утонул? Хотя, нет, это просто глупость какая-то. Максим де Винтер решительно приоткрыл глаза и смахнул со лба влажный компресс.
- Нервы у тебя ни к черту, дорогой, - сказала Ребекка. Ребекка?!
Максим мгновенно вскочил на ноги и с ужасом уставился на расположившуюся в его кресле Ребекку. Покойная жена была полупрозрачной, но вполне полной сил. Так, значит, она, в самом деле, вернулась. Лучше бы он просто сошел с ума.
- Как? – едва выдавил из себя мистер де Винтер.
- Что именно как? – приподняла безупречно очерченную бровь Ребекка. – Тебя интересует, как я себя чувствую в своем нынешнем состоянии? Благодарю, неплохо, и всё твоими стараниями.
Максим отрешенно покачал головой.
- Нет, как ты сюда попала?
- Что ж, я и не питала иллюзий, что тебя особо волнует моё самочувствие. Но ты всё-таки свинья, Макс. Мог хотя бы изобразить радость от нашей неожиданной встречи. Что там советует тебе фамильная честь? – ехидно спросила Ребекка.
- Поскольку ты уже мертвая, то ничего, - вяло огрызнулся мистер де Винтер. – Хотя, нет, фамильная честь говорит, что ты не должна тут находиться.
- Может, она еще выдаст тебе адресок экзорциста? – фыркнула Ребекка.
Максим пожал плечами. Что-то подсказывало ему, что экзорцист тут не поможет, равно как и психиатр. Не стоит полагаться на помощь сторонних лиц в сугубо семейном деле, если, конечно, это не юридические дела.
- Послушай, Ребекка, вдруг тебя кто-то увидит? Неудобно выйдет, - нахмурился мистер де Винтер. – В конце концов, сюда может зайти моя жена.
- Я твоя жена, - припечатала Ребекка. – А эта бледная моль даже в интерьер не вписывается.
- Она славная девочка, - неубедительно проговорил Максим.
- Да я бы даже в горничные её не наняла, - хмыкнула Ребекка.
- Всё равно, это не повод сводить её с ума, - нахмурился мистер де Винтер. Аргумент, что он любит свою новую жену как-то не пришел ему в голову, и Ребекка не преминула взять это обстоятельство на заметку.
- Послушай, Макс, эта никчемная девчонка сейчас наверняка десятый сон видит, - примирительно сказала Ребекка. – Присядем, я налью тебе еще немного бренди и мы спокойно поговорим.
Полупрозрачная фигура изящно проплыла к столику с графином и вернулась с полным бокалом. Насколько Максим знал свою жену, не ту, с которой поссорился, а эту, где-то наверняка был скрыт подвох. Мистер де Винтер мысленно посетовал, что потерял былую форму в плане семейных баталий, и автоматически взял протянутый стакан. «Она могла туда подмешать что угодно», - мелькнула мысль на периферии. Мистер де Винтер не спеша пригубил жидкость. В самом деле, обычный бренди. Но в чем же, всё-таки, подвох?
Ребекка усмехнулась.
- Полегчало, дорогой? – почти заботливо поинтересовалось привидение.
Максим неопределенно хмыкнул.
- Ну, раз да, то обратимся к делам нашим скорбным, - продолжила Ребекка. – Макс, дорогой, поскольку я вернулась, ты просто обязан куда-то деть свою так называемую жену. В противном случае, я лично ей займусь.
Мистер де Винтер вздрогнул.
- Как это, вернулась? – растерянно переспросил Максим.
- Очень просто, - пожала плечами эта невыносимая женщина, - насовсем. Знаешь ли, я была в Посмертии, и там решили, что раз мы были такой замечательной парой, и ты так терзался после моей гибели, то я вполне могу развеять твою тоску.
Фамильная честь де Винтеров намекнула Максиму, что громкие стоны в столь поздний час и по такому поводу не приемлемы, посему мистер де Винтер лишь негромко выругался, емко вместив в одну фразу всё, что он думает о Посмертии, царящем там и очевидном даже на земле бардаке, а также о неведомых любителях решать чужие семейные драмы.
Ребекка зааплодировала.
- Браво, дорогой, признаться, ты меня удивил. Какая экспрессия, какой словарный запас. И, кстати, я согласна с тобой по поводу Посмертия. Специалисты там, - брезгливо скривилась Ребекка, - и вот особенно по семейному праву.
- Да-да, дорогая, я понял, ты бы таких не наняла, - привычно по «прошлой жизни» буркнул Максим. Мир сошел с ума, Посмертие сошло с ума, но существование в Мэндерли, кажется, начало налаживаться.
- Еще бренди, Макс? – предупредительно спросила Ребекка. – Или ты уже в нужной кондиции?
Мистер де Винтер махнул рукой, мол, не изволь беспокоиться, я сам, и, взяв себе еще стакан, опустился в кресло напротив Ребекки.
- Выкладывай, что ты задумала, – почти благодушно поинтересовался мистер де Винтер. – И, заодно, во что мне это станет. И учти, я заранее не согласен.
- То есть, ты все-таки решил быть честным человеком? – невозмутимо прощебетала Ребекка.
- Хм? – красноречиво выразил свои мысли Максим.
- Видишь ли, дорогой, - медовым голосом начала Ребекка, - я-то хотела, в память о прошлых счастливых днях, спасти тебя от виселицы, когда моё бедное тело всплывет вместе с яхтой. Но раз ты не согласен… Не буду мешать встрече твоего благородного порыва и английского правосудия.
Макс закрыл лицо руками и тихо застонал.
- Ну-ну, дорогой, не раскисай, - бодро похлопала его по плечу прохладная ладонь. – Еще не поздно изменить своё ошибочное мнение. В общем, ты пока подумай, а у меня до утра много дел. Завтра ты наймешь новую экономку.
- Экономку? – слегка вытаращил глаза мистер де Винтер, катастрофически не успевая за полетом мысли своей беспокойной половины.
- Балда, это буду я. Не хватало вам тут только ежегодный бал угробить, - фыркнула Ребекка.
- Да, но как же миссис Дэнверс? – недоуменно поморгал Максим, чувствуя, как на него накатывается неодолимая дремота.
- С Дэнни я сама разберусь, - с некоторой запинкой ответила Ребекка.
Максим зевнул. Что ж, пусть эта ведьма вернулась, по крайней мере, она не жаждет убить его новую жену или его самого. Уже плюс. Ребекка поговорит с Дэнни. Присмотрит за приготовлениями к балу. Всё образуется. Последняя мысль была не самой убедительной, но так как додумывал её мистер де Винтер уже во сне, то можно было смело считать это мечтой.
***
- Нет, нет, и нет! – Луиджи Луккени, анархист, убийца и попросту интриган, был готов буквально визжать и топать ногами. Всё шло не по плану. В кои-то веки ему попалась аппетитная, сильная, но недалекая душа (виданное ли дело, вернуть себе собственного пережившего женушку мужа), как поди ж ты! Вместо предвкушаемой сотрудницы-красавицы перед ним стоит дама непонятного возраста, с формами и выражением лица сушеной селедки, если только какому-то идиоту взбредет в голову затянуть селедку в глухое черное платье.
- В чем дело, сэр? – мертвенным, тоскливым голосом вопросила селедка. Или тарань? Луккени снова взвыл.
- Вы умеете только изображать пожарную сирену? – она даже бровь не потрудилась вскинуть. Лицо этой мымры было вообще неподвижным. И это она только преставилась. Во что она превратится через десять лет? А через пятьдесят? Ужас!
- Миссис де Винтер любезно пояснила, что вам не хватает рекрутов. Я готова приступить к своим новым обязанностям хоть сейчас. Какие будут распоряжения, сэр?
Мымра произнесла это бесцветным, монотонным голосом. Ни жеста, ни чего бы другого.
- Ваша прежняя хозяйка вас вероломно убила. Хотите отомстить? – без особой надежды трепыхнулся Луккени. Мымра медленно покачала головой.
- Как это – нет? – не поверил Луккени. – Из-за кого вы с лестницы навернулись?
- Люси уже влетело, - соизволила пояснить мымра.
- Какой еще Люси? – вскинулся Луккени.
- Неряха горничная, - чуть поджала губы мымра. – Впрочем, теперь она на всю оставшуюся вечность запомнить, как правильно стелить ковер на лестнице.
- При чем тут ковер? – вконец потерял нить разговора итальянец.
- Я зацепилась о складку на ковре и упала с лестницы.
- Так это ж всё из-за Ребекки, - радостно возопил Луккени. – Она вышла, вся такая внезапная, конечно, от подобной неожиданности вы потеряли равновесия и упали.
- Я потеряла равновесия из-за складки на ковре, - ни малейшей эмоции не мелькнуло на этом бесцветном лице. – Итак, сэр, я настаиваю на выполнении своих новых обязанностей в Посмертии. Миссис де Винтер упомянула, что вы владеете какой-то конторой, наподобие бюро добрых услуг. Должна упомянуть, что при жизни мне особенно хорошо удавалось…
Весь безрадостный путь в Посмертие Луккени пришлось слушать монотонный голос, скрупулезно перечислявший все обязанности, умения и личные достижения его владелицы при жизни. Ещё никогда Луккени не чувствовал себя настолько обманутым в лучших ожиданиях.
***
Новая миссис де Винтер успела порадоваться солнечной погодке и доброй новости, принесенной горничной. Мистер де Винтер, наконец-то, уволил миссис Дэнверс. Неожиданно проявив решительность (всё-таки она, Дафна, крайне вовремя обиделась на мужа, пожалуй, стоит это впредь делать почаще) Максим настоял на немедленном отъезде ненавистной экономки. Более того, поразительно расторопный муж успел принять на работу новую экономку. По словам горничной, приятную и приветливую женщину с потрясающей улыбкой. Правда, не всё в это жизни бывает идеально. Болтливая горничная скорчила грустную гримаску, и Дафна поспешила узнать, что же ещё произошло. А вышло вот что.
Кроме уволенной миссис Дэнверс, из «старой гвардии Ребекки» в поместье остался лишь дворецкий Батлер. Остальной штат милый, славный Максим потрудился обновить после безвременной кончины несносной Ребекки. Так вот, этот самый Батлер вдруг решил сойти с ума, вероятно, прослышав об увольнении своей давней приятельницы. Более того, доселе невозмутимый дворецкий позволил себе взвыть и (о непристойность!) немного побегать за новой экономкой с папистским молитвенником и крестом наперевес. Говорят, некоторые молитвы он даже бормотал наизусть! Конечно, Батлера скрутили и объяснили всю нелепость подобных выходок, но прелестное утро было уже испорчено. Вообще, кто его знает, этого Батлера, что ему еще придет в безумную теперь голову! От людей, запросто таскающих с собой латинские штучки, можно чего угодно ожидать. Дафна де Винтер поставила себе в планы непременно сегодня же сказать мужу, чтобы избавился и от Батлера. А пока стоило познакомиться с новой экономкой, миссис Дарлинг.
По первому впечатлению, миссис Дарлинг полностью соответствовала своей фамилии. Милейшая женщина с действительно потрясающей, хотя и немного трагичной улыбкой. По её собственным словам, миссис Дарлинг недавно пережила личную трагедию. Понизив голос, экономка призналась Дафне, что на самом деле до этого никогда не работала прислугой, но всегда чертовски хорошо управлялась с делами собственного поместья. Увы! После потери мужа, согласно каким-то нелепым законам, чудесный, со вкусом обставленный дом вмиг перестал считаться её законной собственностью, вследствие чего у миссис Дарлинг разыгрались депрессия, меланхолия и прочие неприятности. Лечащий врач посоветовал ей ненадолго сменить стиль жизни, дабы понять, что бывают положения куда хуже, и вот она здесь. Они с мистером де Винтер старые знакомые, практически родственники, и миссис Дарлинг любезно согласилась немного «поиграть» в экономку, пока Максим не подыщет подходящую кандидатуру на эту непростую должность. Естественно, прочим слугам знать истинную подоплеку всей истории ни к чему. Но раз милейший мистер де Винтер отчего-то замедлил ввести прелестную молодую жену в курс дела… Миссис Дарлинг прервала свой рассказ и мило вздохнула. Ах, Максим может быть таким несносным. Взять хотя бы этот его наигранный траур по Ребекке.
Новая миссис де Винтер оживилась и, плюнув на этикет (вздорной миссис Дэнверс больше нет, Батлер надежно заперт, и только Дафна теперь всему в Мэндерли настоящая хозяйка!) предложила миссис Дарлинг выпить вместе чаю и познакомиться поближе. Благовоспитанно посочувствовав бедственному положению новой «почти экономки» (всё-таки это просто варварство, выставлять женщину из собственного дома только потому, что недостойный супруг оказался слишком непрочным для этой жизни), новая миссис де Винтер как бы ненавязчиво завела разговор о Максиме. Вот, кстати, отчего дорогая миссис Дарлинг назвала его траур по Ребекке наигранным? Бедняжка мистер де Винтер так переживал, и до сих пор переживает.
- Мистер де Винтер переживает? – чуть удивленно приподняла бровь миссис Дарлинг. – Бросьте, Дафна. Я могу вас так называть? К чему нам эти несносные условности. Так вот, Дафна, поверьте, вы ужасно заблуждаетесь. Это ведь миссис Дэнверс вам наплела про неземную любовь Макса? – доверительно улыбнулась миссис Дарлинг.
- Да, мэм, она, - смущенно призналась новая миссис де Винтер.
- Ни слова больше, дитя моё, - рассмеялась миссис Дарлинг. – Ох уж эта женщина! Да будет вам известно, наш милый друг Максим и с Ребеккой был таким же, хм, не в меру эксцентричным.
- Эксцентричным? – насторожилась Дафна.
- По-вашему, это нормально, так взъедаться на супругу из-за прогулки у воды? – пожала плечами миссис Дарлинг. Новая миссис де Винтер покраснела. – Ну-ну, милочка, если кому и надо стыдиться, то только не вам. Ах, моя дорогая, мистер де Винтер был просто несносным супругом, изводившим Ребекку своими капризами. Вам, вероятно, прожужжали уши, какой идеальной хозяйкой она была?
Дафна непроизвольно скривилась и покраснела еще гуще. Миссис Дарлинг понимающе кивнула.
- Наверное, вы успели возненавидеть вашу предшественницу. Но, бедное дитя, это лишь отголосок почестей её терпению. Я удивляюсь, как у бедняжки вообще хватало сил на то, чтобы превратить Мэндерли в то роскошное поместье, которое вы видите перед собой.
- Простите, я вас не понимаю, - захлопала глазами новая миссис де Винтер. Неужели в этой загадочной истории с Ребеккой от неё злостно утаили самое важное?
- У Максима очень плохо с нервами при излишке воображения, - вздохнула очаровательная собеседница. – Стоило бедной женщине поехать в Лондон, допустим, на выставку или по делам, как по возвращении она непременно получала скандал и несносные упреки во всех существующих грехах. Максим ненавидел ситуации, когда жена оказывалась на расстоянии дальше ружейного выстрела. Но разве могла Ребекка похоронить себя в Мэндерли? Она была молода, полна жизни, и у неё были свои родственники, знакомые, интересы… Макс возненавидел это всё. Незадолго до исчезновения Ребекки он выгнал из Мэндерли её кузена, мистера Фейвелла, единственного из её родственников, кто еще отваживался делать им визиты.
Дафна ахнула. Её Максим, такой заботливый, такой предупредительный, такой… отрезанный от всего мира и, судя по всему, желающий и её отделить от всех и вся. Даже родную сестру Беатрис, души в нём не чающую, он едва переносил, всем свои недовольным видом давая понять, что против её приездов. Он никогда по своей воле не наносил визитов и никого не приглашал в Мэндерли. Неужели у него никогда не было друзей или хотя бы приятелей? Что до родни… Не мог же он их всех ненавидеть? Или мог? Новая миссис де Винтер похолодела. Довольная реакцией, Ребекка чуть усмехнулась и продолжила, как ни в чем не бывало.
- И, конечно, исчезновение Ребекки никого не удивило.
- Простите, миссис Дарлинг, почему вы всё время говорите «исчезновение»? Ребекка утонула в шторм. Тело едва опознал сам Максим, - понизила голос новая миссис де Винтер.
- Да, конечно, простите, - притворно смешалась Ребекка. – Я не должна была об этом упоминать.
- Прошу вас, миссис Дарлинг, - умоляюще сложила руки Дафна. – Мне никто не говорит правды, а Максим ведет себя так странно, стоит только упомянуть Ребекку!
- Неудивительно, - неодобрительно поджала губы миссис Дарлинг. – Мой достойный, хотя и недальновидный супруг, вообще бы постыдился даже упоминать её имя в подобных обстоятельствах.
- Так Максим и не упоминает, - робко колыхнулась новая миссис де Винтер.
- Вот именно, - торжествующе провозгласила миссис Дарлинг. – Дафна, дитя моё, я открою вам правду… Но только обещайте, что вы ничего не расскажете Максиму. Я боюсь его жестоких выходок.
- Клянусь, - прошептала, замирая, Дафна.
- Тела Ребекки так и не нашли, - глухо проговорила миссис Дарлинг. – Максим просто указал на абсолютно постороннюю утопленницу, чтобы замять этот инцидент. Знаете, - миссис Дарлинг испытующе посмотрела на Дафну. – Есть подозрения, что Ребекка вообще не отплывала на яхте в тот злосчастный вечер. Подумайте сами, она была умной женщиной. Стал бы кто-то выходить в море в непогоду? Нет, тысячу раз нет! В тот вечер Ребекка поссорилась с Максом и… Ах, это ужасно! – миссис Дарлинг изящным движение поднесла руку ко лбу. – Не хочу вспоминать, в каком состоянии она тогда была. Умоляю вас об одном, милая Дафна, никогда не заговаривайте с Максом об исчезновении его жены. Простите, вы с вами совсем заболтались, - светским тоном произнесла миссис Дарлинг. – Мои обязанности экономки меня ждут. Как знать, вдруг доктор оказался прав.
Ребекка величественно выплыла из своего уютного кабинета, оставив невольную захватчицу допивать остывший чай и думать невеселые мысли.
***
Мистер де Винтер предпочитал прятаться от мира уже в течение нескольких дней. Только миссис Дарлинг, видимо, на правах старой приятельницы, удавалось проникать в его комнаты. Новая миссис де Винтер только вздыхала, раз за разом прокручивая в памяти их с миссис Дарлинг разговор. Сумасшедшего Батлера, наконец, увезли в Лондон. По сведениям миссис Дарлинг, он совершенно успокоился и принес ей свои глубочайшие извинения, которые были приняты с восхитительным великодушием. Дафна едва не прослезилась. Жаль только, что миссис Дарлинг не была расположена долго задерживаться в Мэндерли. «Милая Дафна, нет никакой радости сидеть в чужом поместье, - говорила она в ответ на робкие уговоры новой миссис де Винтер. – Да бала я, так и быть, с вами, но после… Сельский воздух и мои обязанности меня практически излечили. А мир так велик! Стоит ли зацикливаться на своих мелких жалобах на судьбу?» Новая миссис де Винтер только вздыхала. Максим день ото дня становился всё более странным, откровенно избегая её. Его абсолютно не заботил бал. Он даже не поинтересовался её костюмом! Да ещё и мистер Кроули, добрейший человек, отписал из Лондона, что дела задерживают его на неопределенное время.
- Вы уже выбрали платье, милейшая Дафна? – улыбнулась Ребекка, застав новую миссис де Винтер за модным каталогом.
- Максим предложил мне быть Алисой, в домашнем платье и с лентой на голове, - Дафна была всё еще раздосадована последней попыткой поговорить с мужем. – Он не заметит, даже если я явлюсь в саване!
- Замечательная идея, - мелодично рассмеялась миссис Дарлинг. – Но не для нашей публики. В конце концов, кроме Максима на балу будет много достойный джентльменов. Знаете, что? Давайте пригласим мистера Фейвелла. Он может замечательно развлечь и не дать вам грустить на маскараде. Он очень веселый джентльмен.
- Но, Максим…
- Ничего не узнает. Это же маскарад, - миссис Дарлинг заговорщицки подмигнула.
- Миссис Дарлинг, может быть, после маскарада, вы всё-таки, - безнадежно начала новая миссис де Винтер.
- Милочка, мы же договорились не поднимать снова эту тему, - чуть нахмурилась миссис Дарлинг. – У Мэндерли будет экономка, это я вам обещаю, но сама я ей быть никак не могу.
Дафна горестно вздохнула. Ей придется снова разговаривать с мужем. По деловому вопросу, но от этого ничуть не слаще. Может, хотя бы миссис Дарлинг уговорить составить ей компанию, пока она здесь. В конце концов, как-то та ухитряется общаться с Максимом.
Миссис Дарлинг – чудесная, добрейшая женщина – согласилась присутствовать при разговоре, лишь тактично выразив сомнение, стоит ли ей вмешиваться в их отношения. Новая миссис де Винтер легко заглушила «протесты», сославшись на необходимость присутствия опытного и мудрого советчика. Набрав побольше воздуха, Дафна решительно толкнула незапертую дверь кабинета мистера де Винтера и вошла внутрь.
- Максим, так дальше продолжаться не может. Нам надо поговорить, - выпалила Дафна, на всякий случай, благоразумно остановившись на пороге. Следом за ней в комнату, неслышно ступая, вошла миссис Дарлинг и по-приятельски улыбнулась Максиму.
- Макс, твоя жена хочет с тобой поговорить, - мягко сказала миссис Дарлинг, подходя к Максиму. – Оторвись на минутку от своих важных дел, тем более, что все мыслимые отчеты ты давно мог выучить наизусть.
Дафна мысленно порадовалась, что уговорила миссис Дарлинг помочь. Максим мог быть таким несносным! И как она сама только этого раньше не заметила.
- Интересно, которая, - странно хмыкнул Максим.
«Он всегда был эксцентричным», - всплыло в мозгу. Может быть, тактичнейшая миссис Дарлинг имела в виду куда более тяжелые недостатки?
- Максим, нам срочно надо подыскать экономку, – твердо, как ей показалось, заявила новая миссис де Винтер.
- То поменять экономку, то оставить, то снова подыскать, - пробормотал мистер де Винтер. – Дорогая, раз уж ты здесь, не могла бы ты этим заняться? – он вопросительно взглянул на миссис Дарлинг.
- Максим! Изволь обращаться к миссис Дарлинг с уважением, - Дафна едва ногой не топнула.
- Я обращаюсь с ней так, как она того стоит, - спокойно объяснил мистер де Винтер.
Новая миссис де Винтер начала потихоньку закипать. Как можно быть таким ужасным? Как только миссис Дарлинг терпит этого человека? Хотя, если они родственники, у бедняжки просто нет выбора.
- Макс, полно дуться, - миссис Дарлинг шутливо потрепала его по идеально уложенным волосам. – Я понимаю, что тебя раздражает создавшаяся ситуация. Но скоро всё решится.
- О, в этом я не сомневаюсь, - отчего-то саркастически оскалился некогда такой вежливый Максим. – Вопрос лишь, с каким конкретно ущербом для окружающих.
- Мистер де Винтер, - звенящим от негодования голосом проговорила Дафна. – Пожалуйста, будьте джентльменом.
- Макс, не заводись, - пожала плечами миссис Дарлинг. – Кстати, по поводу бала. Неужели тебе на самом деле безразлично, в каком наряде покажется на люди твоя любимая жена?
- На люди?! – взревел Максим. – Ты сошла с ума.
Дафна побледнела и, развернувшись, выбежала из кабинета, с трудом сдерживая слезы. Так вот, в чем дело. Он попросту её стесняется. О, несомненно, она не такая красивая, как Ребекка. Так и красавицу он уже довел, миссис Дарлинг ей рассказала. Вот и миссис Ван Хоппер предупреждала, что с мистером де Винтер начнутся сложности. Ах, если бы она тогда знала! Но раньше она хотя бы надеялась, что, когда все перестанут напоминать Максиму про Ребекку… Хотя при чем тут Ребекка, если Максиму ни до кого дела нет. И ей самой придется как-то выходить из положения. Впрочем, можно посоветоваться с миссис Дарлинг. Она наверняка сможет подсказать что-то дельное.
- Ребекка, как ты можешь? – выговаривал мистер де Винтер за закрытыми дверями кабинета. Ребекка пожала плечами. – Выйти в свет, мыслимое ли дело в твоем-то положении?
- Что со мной не так, дорогой? – деланно удивилась Ребекка.
- Ты мертвая, - категорично заявил мистер де Винтер.
- Это не мешает тебе, хм, общаться со мной. – Максим чуть покраснел. – Ладно, Макс, мы никому не скажем об этом досадном факте. Подумаешь, мертвая, тебя вон тоже не назовешь полным жизни. Но этот факт не помешал тебе заказать маскарадный костюм.
- Тебя узнают, - скорбно напророчил мистер де Винтер.
- Замечательная шутка получится, - широко улыбнулась Ребекка.
- С тобой невозможно вести беседу, - Максим раздраженно стукнул ладонью по столу.
- С тобой тоже, - Ребекка осторожно примостилась на подлокотник его кресла. – У нас так много общего, дорогой. Но тогда скажи, что мы будем делать с этим приемом?
- Отменим, - неубедительно предложил мистер де Винтер.
- Не получится, поздно, да и по какой причине? Неужели ты решил вторично объявить себя вдовцом? Тебе понравилось, - Ребекка шаловливо улыбнулась.
- Ребекка, послушай меня…
- Зачем? – почти искренно удивилась миссис де Винтер и, придвинувшись еще ближе, прошептала. – У меня есть идея, Макс.
Максим вздрогнул. Обычно самое страшное начиналось именно после этих слов.
«У меня есть идея, Макс. Мы с тобой могли бы надуть всех. Ха-ха, нас еще назовут идеальной парой».
«У меня есть идея, Макс. Я сделаю конфетку из этой развалюхи».
«У меня есть идея, Макс. Но мне надо кое с кем поговорить».
«У меня есть идея, Макс. Давай поругаемся подальше от слуг, например, в лодочном домике».
«У меня есть идея, Макс…» Блах!
- Нет, - мистер де Винтер вздрогнул. – Только не начинай снова. Ребекка, я прошу тебя, - он аккуратно приобнял жену.
- Но дорогой!
- Просто промолчи, хотя бы в этот раз. И, не исключено, что это сработает, и всё будет хорошо.
***
В наряде Белой леди, со звездами в волосах и в атласной полумаске новая миссис де Винтер казалась очаровательной. По крайней мере, мистер Джек Фейвелл, кузен бедняжки Ребекки, поспешил её в этом уверить, едва увидел. Бал! Дафна почти забыла в этом странном, пугающем Мэндерли, что можно так бесшабашно веселиться, безудержно смеяться, болтать о милой ерунде и просто быть светскими людьми. Мистер де Винтер, в очередной раз явив свою эксцентричность, поспешил смешаться с толпой незнакомых Дафне гостей. Поэтому, наскоро кивнув Беатрис (если это вообще была Беатрис), новая миссис де Винтер избрала приятную компанию мистера Фейвелла и не прогадала. Это был изумительный джентльмен. Вначале Дафна держалась с ним скованно, не зная, как вести себя с близким родственником первой жены Максима, но мистер Фейвелл… Джек был настолько обаятельным и живым, что вся неловкость быстро исчезла.
- Признаться, Дафна, вы поторопились выйти замуж за старину Макса, - дружелюбно заметил мистер Фейвелл, проводив Дафну на отдых в зимний сад после очередного танца. – Несправедливо, когда прелестный приз достается недостойному человеку, более того, владеющего этим сокровищем незаконно.
- Незаконно? – распахнула глаза Дафна.
- Не знаю даже, как вам сказать, - Джек принял удрученный вид. – Боюсь, Макса ждет не самый приятный судебный процесс.
Дафна побледнела. Она что-то слышала о том, что незадолго до бала, в штормовой день, обнаружилась какая-то яхта. И якобы это была яхта Ребекки. Неужели Максим в припадке безумия убил свою жену и, чуть поостыв, решил смыть следы своего преступления таким ненадежным способом? Кажется, последнее Дафна, задумавшись, произнесла вслух.
- Однако, у вас воображение, - рассмеялся мистер Фейвелл. – Вам стоит подумать о написании криминальных романов. У леди с таким тонким вкусом и буйным воображением это могло бы выйти крайне прибыльно. Увы, милая Дафна, жизнь куда прозаичнее. Не знаю, кто и зачем увел у старины Макса эту яхту, равно и то, как она умудрилась попасть сначала на дно, а потом обратно, но вот с кузиной всё вышло действительно прескверно.
Джек встал со скамьи и прошелся по дорожке.
- Он не имел права так поступать с вами! – прищелкнул пальцами мистер Фейвелл. – И теперь из-за его лжи ваше имя будут трепать несносные репортеришки.
- Джек, - растерянно прошептала Дафна.
- Почему мне выпало быть вестником печали? – риторически вопросил Джек не то у самой Дафна, не то у витого столба. – В общем, кузина написала мне письмо, а потом посетила меня в Лондоне… Нет, это уму непостижимо! Зачем Максу вообще было объявлять её мертвой? Теперь он выставит себя полным идиотом и негодяем, особенно учитывая ваше непростое положение.
- Ребекка жива? – Дафна не поверила своим ушам.
- Жива, хотя тоже могла бы не счесть за труд и объявиться раньше, - кисло подтвердил Джек. – Эти двое друг друга стоят. Одна внезапно удирает от мужа, буквально бросив всё и никому не сообщив. Другой немедленно объявляет её мертвой и поспешно выбирает новую жену. Какая глупость!
- Глупость, - эхом повторила Дафна. Неожиданная новость накрыла её, как лавина. Она теперь снова никто. А Максим оказался подлецом. Дафна закрыла лицо руками.
- Дафна, ну, перестаньте. Хватит, я сказал, - Джек решительно встряхнул девушку. – Старина Макс не стоит таких эмоций.
- Что же мне теперь делать? – сквозь слезы выдавила Дафна.
- Мда, ситуация, - Джек задумался. – Лучше всего было бы залечь на дно и сменить фамилию. Впрочем, как и мне, - протянул мистер Фейвелл, с каким-то новым интересом разглядывая свою заплаканную собеседницу. – Но старая добрая Англия стала вдруг слишком тесной. Ладно, Дафф, я тебе помогу, - внезапно решился Джек. – И ты тоже должна мне помочь…
Ребекка тихо выбралась из зарослей зимнего сада. Её идея сработала, как обычно. Теперь Джек в два счета обчистит некоторые, заранее обговоренные, шкатулки и тайники Мэндерли и, прихватив теперь уже сообщницу, скроется в неизвестном направлении. Пока всё шло по плану.
***
Детектив Такер терпеть не мог посещение усадеб, наподобие этой. Да еще в разгар какого-нибудь приема. Но служба есть служба. И если она велит папаше Такеру прищучить великосветских бездельников, он это сделает. Тем более материя преступления была куда как серьезна и тяжела. Убийство жены – это вам не какого-нибудь фанфарона на охоте случайно пристрелить. В этот раз пришлось повозиться. Пока поднимали яхту, пока нашли тело… Над Мэндерли успели отгреметь все фейерверки. И когда детектив Такер подъехал к дому, гости (потенциальные свидетели!) успели коварно разъехаться. Ну, ничего, хозяин был на месте, и уж он-то, голубчик, теперь ответит по закону.
Бездельник попался хотя и нервный, но весьма сговорчивый. Едва детектив закончил свой суровый, но справедливый монолог, как тот, жахнув для храбрости стакан бренди, незамедлительно признался в содеянном. Вот это дело. Такер даже разрешил ему проститься с женой напоследок. С женой? Вот ведь субчик, еще и во второй раз успел жениться.
- Что там за шум? Макс, зачем ты решил буянить? – послышался холодный голос, и в кабинет хозяина вошла эффектная леди в домашнем наряде.
- Мэм, ваш муж признался в убийстве своей жены, - поспешил просветить бедную женщину детектив Такер.
- Я себя вполне хорошо чувствую, детектив, - красотка и бровью не повела.
- Речь идет о первой жене вашего мужа, мэм, - скупо усмехнулся Такер.
- Шутки неуместны, детектив, - голос стал совсем ледяным. – Я и есть его первая, точнее, единственная жена. И другой тут не будет, уж я прослежу.
- Виноват, полиция располагает совсем иными сведениями, - не остался в долгу Такер. – Мистер де Винтер недавно вернулся в наши края со своей второй женой, то есть с вами, на которой женился после якобы безвременной смерти первой супруги. Но теперь мы знаем, что это было убийство.
- Ах, вторая жена, - недобро прищурилась леди, кинув взгляд на хозяина, который отчего-то не спешил вмешиваться в дискуссию. – Да, я действительно вытурила из своего дома одну слишком неподходящую для данной местности особу, решившую, что мало ей моего мужа, так еще и моего же кузена подавай. С чего бы мистеру де Винтеру взбрело на ум её сюда привезти, я да сих пор не могу вообразить. Умопомрачение, не иначе.
- А вы, собственно, - начал детектив Такер.
- Ребекка де Винтер, - соизволила представиться леди. – Так что, вы обвиняете Макса в моем убийстве? Право, не стоит, детектив.
- Простите, ваш муж во всем признался, - нервно оглядел супругов де Винтер детектив.
- За ним подобное водится, - махнула рукой Ребекка.
- Я действительно тебя убил, - соизволил открыть рот мистер де Винтер.
- Пустое, дорогой. И не налегай на бренди, - доброжелательно посоветовала Ребекка.
- Вот, он снова признался, - радость Такера сникла под ледяным взглядом Ребекки. – Погодите, все говорят, что…
- Что Макс выставил себя круглым идиотом, объявив меня мертвой и притащив в наш дом невзрачную девицу? Благодарю, детектив, с собственным мужем я разберусь без полиции, а его милые шутки мне давно известны.
- На вашей яхте найдет труп, - не сдавался Такер.
- Надеюсь, это труп похитителя моей яхты? – ядовито усмехнулась Ребекка. – В противном случае я была бы вам признательна, если бы вы его разыскали.
- Кого его? – не понял детектив.
- Мошенника, укравшего мою яхту, разумеется, - невозмутимо взглянула на него Ребекка.
- Я этого так не оставлю, - насупился Такер.
- Взаимно, детектив, - кивнула Ребекка.
- Ваш муж, мэм, крупно влип. И ваши издевки над полицией ему не помогут, - пробурчал Такер.
- Скорее, издевки полиции надо мной, - возмутилась Ребекка. – Только я решила вернуться домой, к мужу, провести очередной бал и зажить спокойной семейной жизнью, как тут являетесь вы с вашими нелепыми, бестактными обвинениями. По-вашему, это достойное поведение?
- Мэм, ваш муж признал вас мертвой, и даже опознал чье-то тело, как ваше, - Такер решил достать припрятанный козырь.
- Неудобно вышло, - кивнула Ребекка. – Где-то год тому назад мы с мужем крупно поссорились, наговорили друг другу кучу вздора. Согласитесь, после таких событий было бы нелепо слать ему открытки с видами иных берегов. Макс вполне мог увериться, что я умерла. Вот, наверняка даже не указал на кражу яхты.
- Ваш супруг, мэм, уверил полицию, что вы отплыли на вашей яхте и, видимо, затонули, - ввернул детектив Такер.
- Я повторяю, что полностью в курсе причуд характера и других особенностях собственного мужа, детектив. Не сомневаюсь, он так и сделал. Вероятно, мне стоило ему время от времени писать, - с наигранно покаянной гримасой призналась Ребекка.
- Погодите, мэм. Сэр, пожалуйста, постарайтесь припомнить. После, гм, исчезновения вашей жены в ночь после вашей ссоры, она давала о себе знать? Может, были хотя бы анонимные письма?
- Вы шутите? – мистер де Винтер вздрогнул.
- Мне это было не с руки, - пожала плечами Ребекка.
- Мэм? – детектив с удивлением взглянул на Ребекку.
- Да, да, да, я вообще не писала мужу. Но у меня было столько дел, уж поверьте, детектив. К тому же, я полагала, мистеру де Винтеру будет не слишком приятно, если я ему напишу.
- Не слишком приятно? – едва не взревел детектив Такер. – Мэм, вы исчезли при весьма двусмысленных обстоятельствах. При более неблагоприятном раскладе против вашего мужа могло быть возбуждено уголовное дело.
- Мне приходило это на ум. Правда, крайне забавно могло бы получиться? – лучезарно улыбнулась Ребекка.
Детектив Такер тяжело вздохнул и с сочувствием покосился на невозмутимого мистера де Винтера. Приходилось признать: этот человек не убивал свою жену. Хотя, и это тоже папаша Такер был готов признать, нельзя сказать, чтобы у него не было оснований это сделать.
- Впрочем, теперь это не имеет значения, - продолжила Ребекка. – Я же вернулась. И мы с Максом будем очень счастливы, не так ли, дорогой?
- М-м, - дипломатично ответил мистер де Винтер.
Детективу Такеру внезапно пришло на ум, что с такой миссис, пожалуй, можно и с катушек слететь.
- Поосторожней с признаниями, сэр, - рискнул он посоветовать мистеру де Винтеру. – Вдруг как ваша супруга исчезнет на более продолжительный срок, а вам кто-нибудь поверит.
- О, детектив, это пока не входит в мои планы, - махнула рукой Ребекка. – Хотя, как знать. Черный мне очень к лицу.
Детектив недовольно взглянул на мадам змею и поспешил удалиться. Ситуация нелегкая, конечно, но в функции полиции не входит защита джентльменов от их собственных жен.
***
Утро после бала выдалось на удивление спокойным и каким-то уютным. Ребекка весело щебетала о том, как она, в очередной раз, ловко всех провела. Вернувшийся из Лондона верный Батлер беседовал с новой экономкой. Никакие родственники и знакомые визитами не докучали. Даже Фейвелл, несносный, раздражающей Фейвелл наконец-то убрался из Англии и, по словам Ребекки, возвращаться не планировал. Всё было настолько хорошо, что это становилось подозрительно. Мистер де Винтер даже подумал, а не устроить ли жене небольшой профилактический допрос, но ради недавно обретенного хрупкого равновесия в их семейной лодке решил немного обождать. В конце концов, поругаться они еще успеют.
- Дорогой, ты совсем заскучал, - недостаточно проницательно заметила Ребекка. Но мистер де Винтер совсем не скучал, он просто обдумывал дальнейшую стратегию и тактику семейного боя, вернее, быта.
- С тобой это невозможно, дорогая, - улыбнулся жене Максим, стараясь, чтобы это вышло с теплотой, а не как до её, гм, временного отсутствия. - Знаешь, без тебя Мэндерли был совсем другим, да и жизнь тоже.
- Спокойной? – усмехнулась Ребекка.
- Пресной, - поправил мистер де Винтер.
- Добропорядочной? – хмыкнула Ребекка.
- Блеклой, - фыркнул Максим.
- Благопристойной? – не сдавалась Ребекка.
- В общем, к черту, - подвел итог Максим. – И прости меня, что я тогда немного погорячился.
- Немного? Максим, ты несносный тип. Я едва вырвалась, - привычно зашипела Ребекка и вдруг замолкла, увидев довольную улыбку Макса.
- Хорошо, что некоторые вещи даже могила не исправит, - светским тоном заметил мистер де Винтер. – Это определенно придает жизни некоторую иллюзию стабильности.
- Скорее, не-жизни, - поправил чей-то холодный голос. Ребекка немного побледнела, а прямо в их гостиной возник странный визитер в темном пальто с недовольным выражением лица.
- Миссис де Винтер, если я не ошибаюсь? А я никогда не ошибаюсь, - с неприятным оттенком самодовольства произнес неизвестный.
- И мистер де Винтер, - не менее холодно и неприязненно объявил о себе Максим.
- В данный момент вы меня абсолютно не интересуете, - без какой-либо эмоции поведал визитер. – А вот вы, мадам, должны пройти со мной. Порядок есть порядок. Посмертие не курорт, куда можно съездить ненадолго, а потом вернуться домой.
Ребекка вздрогнула, взглянув в холодные глаза представителя Департамента. Неужели ей придется проиграть? Она перевела взгляд на Максима.
- Моя жена никуда с вами не пойдет, - категорично заявил мистер де Винтер.
- Это утверждение более чем глупо, особенно учитывая, что вы сами её к нам и отправили, - равнодушно заметил визитер. – Не будем затягивать этот фарс.
Он подошел к Ребекке и попытался взять её за руку. Беспомощный взгляд Ребекки отозвался в душе Максима болью. Что этот субъект себе позволяет? Да он вообще знает, что Ребекка не умеет проигрывать? Она же с ума там сойдет! Максим решительно взял жену за другую руку и рванул к себе.
- Сэр, я, кажется, ясно дал понять, что не собираюсь никуда отпускать жену, особенно в вашей компании.
- Ваше поведение может вам повредить, мистер де Винтер, - чуть сузил глаза неприятный гость.
- Мое поведение – это не ваша забота, - Максим умел не менее эффективно делать соответствующее выражение лица. - Равно как и место обитания моей жены.
- Её место в Посмертии, - пожал плечами этот неудобный субъект.
- Её место рядом с мужем, - холодно парировал мистер де Винтер.
- Она умерла, - мерзкий тип и не думал уходить.
- И всё равно сумела вернуться, что, безусловно, делает ей честь, - Максим покрепче прижал к себе Ребекку. Кажется, она впервые была так напугана, и это было ужасно. Как этот негодяй смел так с ней поступать?
- Это было не по закону, и кое-кому еще предстоит ответить за самоуправство, - кисло поморщился визитер. – Считайте, что вы в разводе.
- Де Винтеры не разводятся, - высокомерно проинформировал незнакомца Максим. Фамильная честь одобрительно кивнула на периферии сознания, посоветовав вдобавок не давать этому наглецу спуску.
- Тогда считайте это раздельным проживанием, которое, я напоминаю, вы сами себе и обеспечили, - сквозь холодную маску начинала прорываться злость.
- Я просто немного погорячился, - пожал плечами Максим. – Со всяким бывает, знаете ли.
- Вы убили свою жену, - угрюмо озвучил известный факт визитер.
- Так не вашу же, - заметил Максим. – И я настоятельно рекомендую не вмешиваться в нашу семейную жизнь.
- У вас не может быть никакой семейной жизни! – взорвался неприятный гость.
- Но ведь она есть, - спокойно заметил мистер де Винтер. – Кстати, вы слишком эмоциональны. Прошу вас вести себя потише в моем доме.
- Сэр, вы мешаете мне исполнять свои обязанности, - с угрозой произнес незнакомец.
- Ваши обязанности меня не касаются, - равнодушно бросил мистер де Винтер.
- Сейчас они вас напрямую коснуться, - ядовито пообещал гость.
- Максим, не надо, - прошептала Ребекка. – Будь благоразумным.
- Это ты мне советуешь? – удивился мистер де Винтер. – Этот тип плохо влияет на тебя, дорогая. Если в Посмертии все чиновники таковы, то мне искренне жаль их патрона.
Ему показалось, или этот несдержанный тип действительно скрипнул зубами.
- Макс, он же убьет тебя, - Ребекка всхлипнула.
- На твоем опыте мы уже убедились, что смерть мало что может изменить, - попытался успокоить жену Максим. – Даже если этот нахал меня убьет, это не отменит того, что в наших отношениях он явно лишний, и его мнение решающим не является.
- Смотря в каких вопросах, - нерешительно заметила Ребекка.
- Дорогая, я рекомендую тебе хоть иногда не спорить со мной, - нахмурился мистер де Винтер. – Мы обязательно обсудим твою точку зрения, но без посторонних. Сэр, а вам давно пора удалиться.
- Непременно, - неприятно усмехнулся визитер. – Но только с вашей женой.
- Далась вам моя жена, - Максим начинал раздражаться. – Заведите себе собственную жену и удаляйтесь с оной куда хотите. Если, конечно, какая-нибудь леди согласится по доброй воле выйти за субъекта вроде вас. Хотя, вероятно, с вас станется принудить бедняжку.
Ребекка рассмеялась. Несмотря на всю опасность ситуации, Макс отчасти оказался прав, сам того не ведая.
- Что до моей жены, то Ребекка отправится куда-либо только со мной, и…
Договорить мистер де Винтер не успел. Прежде, чем его внезапно накрыла тьма, он еще успел услышать вскрик Ребекки и довольный возглас незнакомца:
- Это был ваш выбор, сэр!
***
В сущности, он не слишком прогадал, но и не слишком выиграл, особенно по части недвижимого имущества. Максим де Винтер окинул взглядом ставшую привычной комнатку, интерьером напоминавшую аналогичную в лодочном домике в Мэндерли. Да, из того чахлого дома, который был выделен им с Ребеккой для посмертного быта, Мэндерли едва ли соорудишь, хотя с жены и миссис Дэнверс станется. Бывшая экономка возникла на пороге пристанища четы де Винтер буквально на следующий день после того, как их угораздило сюда попасть. Миссис Дэнверс пояснила, что её посмертный наниматель в данный момент сильно занят из-за проблем с патроном, а также вследствие нервного расстройства, и поэтому она рада вновь помочь старым хозяевам с их новым имением. Мистер де Винтер пробурчал, что из подобного имения едва ли выйдет толк. Ребекка нежно потрепала его по волосам и посоветовала не быть занудой. В общем, вопрос с прислугой был решен.
Из некоторых плюсов посмертного быта существенным можно было считать то, что теперь мистер де Винтер мог спорить с женой без проблем с законом и её здоровьем. Иногда это было весьма удобно, хотя и по-прежнему хлопотно. Фамильная честь и бедные нервы мистера де Винтера всё чаще стали выступать единым фронтом с дражайшей половиной. Мистеру де Винтеру даже приходило на ум, что шутка Ребекки про их идеальную пару вполне удалась, что было крайне подозрительно, но при этом отчего-то донельзя приятно.

@темы: Мюзиклы, Творчество, Увлечения, Фанфики

URL
Комментарии
2013-01-05 в 21:38 

До сих пор сложно себе визуализирую Ребекку, но образ определенно удался! Впрочем, абсолютно согласна с детективом - такую убьешь и не без оснований.
Ребекке "5" за план - он воистину шикарен)
Лукени явно не с той связался - я ему сочувствую: интересно, сколько нервов ему попортила Дэнверс?
А вообще, я бы поняла, как Уве стал резко Дер Тодом... У меня есть даже две теории: 1) он сбежал-таки от жены и ее подруги-экономки 2) его протолкнула Ребекка)))
Многие вещи вообще на цитаты можно разобрать, но их попозже выделю)
Невольно задумалась над тем, а в каком виде была Ребекка? она была как привидение, просто дико реалистичное? или она стала телесной? просто она же в наряде была на маскараде, да и вряд ли она ничего не трогала из обычных вещей, пока была в Мендерли - в конце концов, кто-то бы тогда вычислил, что она не особо похожа на экономку?

2013-01-05 в 21:41 

Эрл Грей
Þræll einn þegar hefnist en argur aldrei.
Санита, с Новым годом! :wine::new5:

2013-01-05 в 21:52 

Санита
Каждый суслик - агроном.
Artparivatel, насколько можно сделать выводы из историй о привидениях, далеко не все из них - легкие, полупрозрачные фигуры в белых балахонах. Есть и вполне материальные, типа фиг разберешь, что это, пока не выкинет какой-нибудь номер. Так что по степени плотности они разные. И Ребекка наверняка постаралась обеспечить себе масксимально возможное сходство с живым человеком.
он сбежал-таки от жены и ее подруги-экономки
Ну, это утопия, зная нрав Ребекки. Вот второе - еще куда ни шло. *О да, эпохальная битва за кресло Департамента команд "Дер Тод и Элизабет" против "Макса и Ребекки".*
интересно, сколько нервов ему попортила Дэнверс?
Сколько было, столько и попортила: она честная, работящая женщина и крепкий профессионал.

Эрл Грей, благодарю. Взаимно. И пусть он будет добрым для всех нас. В общем, мир и добро! :xmbell:

URL
2013-01-05 в 21:56 

Сколько было, столько и попортила|
Угу)))
О да, эпохальная битва за кресло Департамента команд "Дер Тод и Элизабет" против "Макса и Ребекки"
Хочу такой мюзикл!!!! Какие вампиры и Ван Хельсинги? Тут будет по круче схватка)

2013-01-05 в 21:58 

Санита
Каждый суслик - агроном.
Artparivatel,
Тут будет по круче схватка)
Хм, боюсь, в этом случае будут рушиться не только кресла, но и судьбы.

URL
2013-01-05 в 22:11 

greamreaper
Мрачный жнец -замах косы плюс минус 3 метра- как не повезет
Класс. Эпохальная битва правда может закончиться весьма неожиданно. =) Дер Тод и Макс упарятся в романтишную пару,а Лизка с Ребеккой будут вместе думать как разбить этот теплый тандем)))

2013-01-05 в 22:26 

Санита
Каждый суслик - агроном.
greamreaper, увы, скорее, в тандем определятся дер Тод и Ребекка, и Максу с Элизабет придется подумать, стоит ли возвращать заплутавших супругов, или стоит получше присмотреться друг к другу - а вдруг это и есть судьба, возможность наконец-то посуществовать благопристойно, респектабельно, аристократично и в меру безжизненно.

URL
2013-01-06 в 00:22 

Синяя_звезда
Mon pays c'est la Terre ©
Ещё никогда Луккени не чувствовал себя настолько обманутым в лучших ожиданиях.
Как он мог настолько не оценить миссис Дэнверс Т_Т Не говоря уже о том, что он должен видеть, что если помочь Дэнни с платьем, будет ему ожидаемая красавица. Зато мистер Харкер, наверно, порадовался... пока не понял, что поведение партнёра противоречит местному законодательству :angel2:

Если бы у него была полезная привычка напиваться, жизнь, возможно, во много раз стала бы проще, да и пролетела бы куда незаметней.
Как хорошо Макс о себе думает Так вот почему любимым предметом интерьера был глобус-бар...


Максим ужасно мил, Ребекке ай-яй-яй за Дэнни, фик чудесен :hlop: :white:

2013-01-06 в 00:24 

greamreaper
Мрачный жнец -замах косы плюс минус 3 метра- как не повезет
увы, скорее, в тандем определятся дер Тод и Ребекка И такой вариант возможен...:soton:

2013-01-06 в 14:21 

Санита
Каждый суслик - агроном.
Как он мог настолько не оценить миссис Дэнверс
Синяя_звезда, он-то не оценил, но вот его нервы...
Ребекке ай-яй-яй за Дэнни
А вдруг в кои-то веки это действительно был внеплановый казус? Сама Дэнни Ребекку ничуть не винит. Может, Ребекка хотела это как-то более аккуратно приподнести, но уж как вышло, так вышло.
Как хорошо Макс о себе думает
Дык, с такой-то нервной деятельностью только прикладная психотерапия и выручает.

greamreaper, я верю в Ребекку )))

URL
2013-01-07 в 01:39 

Синяя_звезда
Mon pays c'est la Terre ©
Санита,
он-то не оценил, но вот его нервы...
Но вот его нервы успокоились, когда Дэнни разобралась с пришедшим отчитывать и устранять неполадки дер Тодом? :angel2:

А вдруг в кои-то веки это действительно был внеплановый казус? Сама Дэнни Ребекку ничуть не винит. Может, Ребекка хотела это как-то более аккуратно приподнести, но уж как вышло, так вышло.
Всё равно ай-яй-яй - если внеплановый, значит не уберегла :laugh:

Дык, с такой-то нервной деятельностью только прикладная психотерапия и выручает.
Не сказала бы; но дело скорее в том, что Макс почему-то считает, что не применяет эту прикладную психотерапию в достаточных количествах - т.е. слишком хорошо о себе думает :rolleyes:

2013-01-07 в 21:27 

Санита
Каждый суслик - агроном.
слишком хорошо о себе думает
Хе-хе, ну, надо же кому-то думать о Максе слишком хорошо, и кому ж другому, как не себе, можно доверить это ответственное дело :)

URL
2013-01-08 в 05:52 

Синяя_звезда
Mon pays c'est la Terre ©
Санита,
надо же кому-то думать о Максе слишком хорошо, и кому ж другому, как не себе, можно доверить это ответственное дело :)
И то правда :angel2: Хотя у него если не целый штат, то как минимум несколько человек имелись, готовых думать о нём слишком хорошо :angel2:

2013-01-08 в 14:09 

Санита
Каждый суслик - агроном.
Синяя_звезда, в данном вопросе Макс мудро полагается на простую истину: если хочешь, чтобы это сделали хорошо - сделай сам.

URL
2013-01-08 в 16:43 

Синяя_звезда
Mon pays c'est la Terre ©
Санита,
Учитывая, что у него так редко получается что-либо делать хорошо? :angel2:

2013-01-08 в 20:54 

Санита
Каждый суслик - агроном.
Синяя_звезда, так это только потому, что он уже делает хорошо более важные вещи! "Он славно пишет, переводит..." То есть, думает, страдает, стреляет.

URL
2013-01-08 в 21:38 

Синяя_звезда
Mon pays c'est la Terre ©
Санита,
Стреляет?.. Разве что книжный Макс. Мюзикловый в принципе не знает этого слова стрелять не умеет, а фильмовый очень старательно убеждал, что во всём виноват случайный удар, а не шальная пуля :rolleyes: Насчёт думает я иногда тоже сомневаюсь... Но страдает и правда хорошо. Профессионально даже!

2013-01-08 в 22:08 

Санита
Каждый суслик - агроном.
Синяя_звезда, вооот, кто ж еще умеет настолько хорошо и длительно страдать, как старина Макс!

URL
2013-01-08 в 22:56 

Синяя_звезда
Mon pays c'est la Terre ©
Санита,
*прикинув* Рудольф? :angel2:

2013-01-09 в 21:52 

Санита
Каждый суслик - агроном.
Синяя_звезда, м-м, сдается, старина Макс его обойдет: Рудольф слишком много отвлекается, а Макса с его страданий ничто не способно сбить, ни девушка, ни газеты, ни революционные идеи, ни новое время.

URL
2013-01-09 в 22:00 

Синяя_звезда
Mon pays c'est la Terre ©
Санита,
Зато Рудольф всегда может парировать, что страдает по делу, в отличие от :angel2: Хотя по хронометражу Макс оставит коллегу далеко позади :rolleyes:

     

Rabbit hole

главная